RSS
 

Зачем преобразовывать то, чего не существует?

12 Мар

Конституция России (ст. 118) утверждает, что судебная власть осуществляется посредством… и уголовного судопроизводства.

Уголовное судопроизводство имеет своим назначением:

1) защиту  прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод (ч. 1 ст. 6 УПК РФ).

Как же на практике реализуются эти законодательные требования по защите потерпевших?

Так, по данным Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге в 2011 году было принято сообщений о преступлениях ─ 11 985 824, возбуждено же уголовных дел ─ 2 198 951, то есть лишь 18% от сообщений о преступлениях.

Окончено производством  в 2010 году было 1073,5 тыс. дел, в 2011 году ─ 997, 3 тыс. дел, в 2012 году  ─ 942, в 2013 г. ─ 943,9 тыс. дел. http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20141202/272697983.html .

В 2014 г. суды рассмотрели 950 тыс. уголовных дел. http://www.kommersant.ru/doc/2664940 .

Фактически на протяжении последних пяти лет, ежегодно,  более  9 000 000 человек, пострадавших от преступлений, не могли добиться возбуждения уголовного дела, что лишило их статуса «потерпевший».

Уже в этом году Генеральный прокурор РФ Ю. Чайка вынужден признать, что отменённые прокурорами постановления об отказе в возбуждении уголовного дела исчисляются миллионами.  http://www.rg.ru/2015/01/12/chaika.html .

Таким образом, заявитель о преступлении имел лишь 6% вероятность того, что его права будут реально защищены правоохранительной системой.

Паровоз и тот имеет коэффициент полезного действия — 8−10%, а КПД правоохранительной системы только 6%.

Почему налогоплательщики это терпят, обеспечивая своими налогами достойную жизнь тем, кто работает в правоохранительных органах?

А как же на практике осуществляется защита  личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения её прав и свобод?

Председатель Верховного Суда РФ  В. Лебедев утверждает, что на протяжении уже нескольких лет судами освобождается от уголовной ответственности почти каждый четвертый подсудимый. http://www.kommersant.ru/doc/2663932 .

При этом В. Лебедев говорит, что в 2014 году судами были вынесены обвинительные приговоры в отношении более 740 тыс. человек, а 230 тыс. лиц, или 23%, по различным процессуальным основаниям освобождены судами от уголовной ответственности!

В общем порядке судебного разбирательства, в котором исследуются доказательства, количество освобожденных от уголовной ответственности составило 37%, или более 135 тыс. человек.

Таким образом, около 30% обвиняемых, ещё на предварительном следствии  (УПК РФ позволяет)  могли быть освобождены от уголовной ответственности дознавателями, следователями и прокурорами, но они этого не сделали.

Если такое происходи на протяжении «нескольких лет», то кого устраивает такое предварительное расследование?

Миллионам граждан отказали в возбуждении уголовных дел по их заявлениям о совершённых преступлениях, лишив их статуса «потерпевший», а по тем заявлениям, что возбудили уголовные дела, расследовали их так, что суды вынуждены сотни тысяч обвиняемых, освобождать от уголовной ответственности.

Однако эти сведения не демонстрирует независимость судебной власти от правоохранительных органов.

Судьи  исполнили ту работу по освобождению от уголовной ответственности, что обязаны были осуществить дознаватели, прокуроры и следователи, исполняя требования Конституции России (ст.49) и порядок уголовного судопроизводства, установленный УПК РФ.

Не свидетельствуют о либеральности судов, независимости правосудия, отсутствии так называемого корпоративного подхода судов и следствия, данные о том, что в отношении  30 тыс. лиц судами постановлены приговоры по менее тяжким обвинениям относительно предъявленного.

Эти сведения говорят о том, что на предварительном расследовании так и не изжили практику  «обвинения с запасом».

В стране развитого социализма суд не мог осудить подсудимого по более тяжкой статье, чем та, по которой его обвинили, и дело направлялось на доследование.

Плохо было всем: дознавателю следователю, их начальникам и прокурорам.

Поэтому всегда обвиняли с «запасом». Судьи постановляли приговоры по менее тяжким обвинениям, относительно предъявленного и это не считалось браком в работе правоохранительных органов.

Подумаешь, обвинили в грабеже, а осудили за кражу?!

Но особую тревогу вызывает тот факт, что на протяжении последних лет более 60% подсудимых осуждают, не проверяя законности и обоснованности предъявленного им обвинения.

То,  что такое судопроизводство противоречит  требованиям Конституции России (ст. 2, 15, 18, 45, 46,ч. 2 ст. 50), а также  п. 2 ч. 1ст. 6 ч. 3 ст. 7, 14, ч. 2 ст. 77 УПК РФ, ни гарант Конституции, не многочисленные правозащитные организации,   замечать не желают.

О каком правосудии при таких обстоятельствах можно говорить, если при избрании такой меры пресечения, как содержание под стражей или домашний арест, суды не проверяют законность получения статуса «обвиняемый»?

Не проводит проверку законности и обоснованности постановления о привлечении в качестве обвиняемого суд и при рассмотрении дела по существу.

Фактически осуществляющие судопроизводство в России не  исполняют того, что им предписывает Основной Закон страны и порядок уголовного судопроизводства, установленный в УПК РФ.

Вместо того, что принять меры, которые заставят сотрудников правоохранительных органов и исполнителей судебной власти, подчиняться требованиям Конституции России и иным федеральным законам, будируются вопросы о реформировании их деятельности.

Так, с инициативой по созданию в России института следственных судей выступил Уполномоченный при Президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов. http://komitetgi.ru/news/news/2110/ .

В своем выступлении он объяснил ее тем, что при существующем порядке предварительного следствия фигура следователя, по сути, никому не подконтрольна.

На чём основаны такие суждения Уполномоченного?

У следователя, есть руководитель следственного органа с обширными полномочиями, как по отмене незаконных и необоснованных постановлений следователя, так и отстранения следователя от дальнейшего производства расследования (ст. 39 УПК РФ).

Кроме того, работа следователя находится под постоянным надзором прокурора, начиная с момента возбуждения уголовного дела до окончания предварительного следствия.

Именно прокурор отменяет незаконные и необоснованные постановления следователя о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела.

Прокурор может возвратить уголовное дело следователю для производства дополнительного следствия, изменения объёма обвинения либо квалификации действий обвиняемых.

Но самое главное, прокурор обязан исключить из дела доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ и тем самым исключить использование в суде доказательств, полученных с нарушением федеральных законов (ч. 2 ст. 50 Конституции России) http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1256665/ .

Таким образом, «фигура следователя» очень даже подконтрольна законодательно, но исполнение ОТСУТСТВУЕТ.

Борис Титов утверждает, что суды автоматически «штампуют» на этой стадии все ходатайства следствия — в первую очередь, о заключении под стражу.

С точки зрения бизнеса, это создает возможности для непубличного и незаконного передела собственности под видом возбуждения и расследования уголовных дел.

И эти суждения нельзя считать верными.

События, связанные с крупнейшим совладельцем АФК «Система» Владимиром Евтушенковым всему миру показали, что суды не исполнили своего предназначения.

Судьи проигнорировали  требования Конституции России о том, что решения и действия (или бездействие) органов государственной власти и должностных лиц могут быть обжалованы  в суд.

В. Евтушенков не получил гарантированной судебной защиты от предъявленного ему обвинения, несмотря на то, что порядок обжалования постановления следователя подробно изложен в ст. 125 УПК РФ.

Нужно быть очень наивным человеком, чтобы полагать, что правоохранителей и исполнителей судебной власти можно заставить работать, создав в России институт следственных судей.

Более десяти лет тому назад, на вопрос: Кто в России может установить ПРАВОСУДИЕ? Я отвечал: С этим легко может справиться Верховный Суд РФ, отменяя неправосудные приговоры и иные судебные решения.

Именно Верховный Суд РФ  способен  справиться с проблемой разных правовых подходов в судах.

Примером тому является ликвидация Высшего Арбитражного Суда РФ.

Законным требованиям судов, безотлагательно подчинились бы и все правоохранительные органы.

Предложения Уполномоченного при Президенте России по защите прав предпринимателей Бориса Титова по созданию в России института следственных судей, считаю очередной неразумной и затратной затеей.

По инициативе Б. Титова уже принимались законы, которые ставили предпринимателей-мошенников в привилегированное положение по отношению к другим мошенникам.

Конституционный Суд РФ  признал ст. 159.4 УК РФ противоречащей Конституции.

Эта норма предоставляет поблажки предпринимателям, выделяя их в привилегированное сословие, и нарушает принципа равенства всех перед законом. http://top.rbc.ru/politics/11/12/2014/548987972ae596e2fa56fc79 .

Кто и какую ответственность за такую неразумную законотворческую деятельность понёс, не сообщают.

Умалчивают и о материальном ущербе, что был причинён такой инициативой.

Поражает ещё и то, что многие уважаемые правоведы, полагают, что «институт следственных судей» позволит  что-то изменить.

Так, М. Барщевский публично заявляя: «Я, человек, не знающий уголовного процесса» http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/1498814-echo/ , тоже рассуждает о  следственных судьях.

Может лучше взглянуть глазами специалиста на то, что же на самом деле творится в правоохранительных органах и в судебной системе.

Но, где они, эти специалисты, кто их видит в окружении гаранта Конституции В. Путина?

Я не вижу их уже второе десятилетие.

 
Комментариев нет

Автор: ossin Категория: Прочие заметки

 

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.