RSS
 

Законность и национальный сепаратизм

В. Осин

Кандидат юридических наук

Известно, что сепаратизм как явле­ние социальной жизни представляет собой стремление определенных об­щественно-политических сил к обо­соблению, выделению или отделению в целях образования новых нацио­нально-государственных или терри­ториальных образований, не предус­мотренных действующим законода­тельством.

В российской действительности наблюдаются различные виды сепа­ратизма, однако наибольшую угрозу для безопасности страны представля­ет национальный сепаратизм.

Наряду с целью отделения регио­нов от Российской Федерации, наци­ональный сепаратизм стремится пре­жде всего узаконить свое существова­ние как в республиканском, так и в федеральном законодательстве.

Как правило, национальный сепа­ратизм, отражая интересы элитной национальности в регионе, которая стремится к захвату власти, в своем зарождении выглядит безобидным. Первоначальный этап связан с зако­нодательным закреплением статуса округа, края, области. Затем ведется работа по обособлению территории. При этом никто интересами народа, проживающего на территории регио­на, не интересуется. А статистика свидетельствует, что сепаратистов поддерживает не более 10 — 15 % от общего числа проживающих в регио­не.

Активизация сепаратистских тен­денций объясняется отчасти тем, что сейчас нет четкой национальной по­литики. Договоры с субъектами фе­дерации лишь временно снизили часть возникших разногласий.

Лидеры национального сепаратиз­ма стремятся к разделу и переделу собственности, созданию условий для свободного доступа к экономическим ресурсам регионов, особенно имею­щих нефтяную или газовую промыш­ленность, лесозаготовительные ком­плексы и другие прибыльные пред­приятия. Поэтому они идут на любые нарушения федеральных законов пу­тем принятия своих законов, отвеча­ющих интересам только титульной нации.

Анализ текстов действующих кон­ституций субъектов федерации свиде­тельствует, что не всегда основопола­гающие принципы, заложенные в Конституции Российской Федерации, находят развитие в конституциях субъ­ектов федерации.

Прежде всего это касается государ­ственно-правового статуса республик в составе Российской Федерации. Например, в статье 61 Конституции Республики Татарстан отмечается, что Республика рассматривает себя как «суверенное государство, субъект меж­дународного права». Особые отноше­ния с Российской Федерацией отста­иваются и в Конституции Республики Тува. В ст. 2 этой Конституции ска­зано, что в период чрезвычайной ситуации, политического и государ­ственного кризиса в Российской Фе­дерации на территории Республики Тува действуют Конституция и зако­ны Республики Тува.

Несомненно, такие нормы о суве­ренитете противоречат Конституции Российской Федерации. В ней нет положений о государственном суве­ренитете республик. В соответствии с ч. 1 ст. 4 Конституции РФ суверени­тет Российской Федерации распрос­траняется на всю ее территорию. Со­гласно ч. 1 ст. 65 Конституции РФ республики находятся в составе Рос­сийской Федерации в качестве ее субъектов.

Статус субъекта Российской Феде­рации может быть изменен по взаим­ному согласию Российской Федера­ции и субъекта Российской Федера­ции в соответствии с федеральным конституционным законом (п. 5 ст. 66 Конституции РФ).

Провозгласив себя в качестве суве­ренных государств, некоторые рес­публики нарушили тем самым один из основополагающих принципов фе­деративного устройства Российской Федерации — принцип равноправия субъектов Российской Федерации. А право на самоопределение народа заменили на право самоопределения среди этого народа отдельной нации. Например, особую роль коренных титульных наций определяют нормы Конституций Республик Башкорто­стан (ст. 69), Коми (ст. 3), Бурятия (ст. 60).

Несомненно, что такие нормы ог­раничивают права других наций и народов, проживающих в республи­ке, особенно русских, которых, как показывает статистика, проживает значительно больше, чем той нации, что провозгласила себя источником государственности. Такие «правовые национальные преимущества» в буду­щем могут привести к обострениям межнациональных отношений.

Кроме того, особый государствен­но-правовой статус некоторых рес­публик подрывает принцип единства, непротиворечивости правовой систе­мы.

Особую опасность таят в себе по­ложения о создании территориаль­ных воинских и иных формирова­ний (ст. 70 Конституции Республики Саха (Якутия). К чему привело на­личие вооруженных сил в Чечне, известно всему миру.

В Конституции Российской Феде­рации земля и другие природные ресурсы определяются «как основа жизни и деятельности народов, про­живающих на соответствующей тер­ритории». Поэтому правовое регули­рование владения землей и другими природными ресурсами должно осу­ществляться как федеральным, так и республиканским законодательством. Однако большинство республик пош­ли по пути самостоятельного право­вого регулирования этих вопросов.

В Конституции Республики Саха (Якутия) землю, недра, воды, расти­тельный и животный мир объявили достоянием (собственностью) наро­дов, проживающих на территории республики (ст. 5 Конституции). Та­кое же правовое регулирование поль­зования землей и другими природны­ми ресурсами отражено и в Конститу­циях Республик Тува (ст. 14), Татар­стан • (ст. 9), Бурятия (ст. 8), Башкортостан (ст. 10), Дагестан (ст. 14).

В Конституциях этих республик отсутствуют ссылки на наличие феде­ральной собственности на землю, не­дра, воды, растительный и животный мир. Тем самым федеральной госу­дарственной собственности в этих республиках нет. Однако в ст. 62 Конституции Республики Бурятия говорится о владении, распоряжении и пользовании землей и другими при­родными ресурсами федеральными органами.

Запрещают частную собственность на землю Конституции Республик Саха (Якутия) (ст. 119) и Тува (ст. 9), что явно противоречит п. 2 ст. 9 Консти­туции Российской Федерации.

Существенное влияние сепаратист­ских тенденций проявляется на фор­мирование федерального бюджета. Несмотря на то, что федеральный бюджет, налоги и сборы отнесены к ведению Российской Федерации (п. 3 ст. 71), в Конституциях Республик Саха "(Якутия) (ст. 131) и Башкор­тостан (ст. 154) устанавливается, что их законодательные органы опреде­ляют (утверждают) размеры взносов республик в бюджет Российской Фе­дерации.

В этой связи требуется принятие федерального закона, который четко регламентировал бы федеральные налоги и сборы, федеральные фонды регионального развития. Иначе с формированием федерального бюд­жета будут постоянные проблемы.

Устранение таможенных границ внутри России более двух столетий назад стало условием, способствовав­шим развитию экономики, обеспечи­вая свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств.

Не случайно таможенное регулиро­вание отнесено к ведению Российской Федерации: не допускается установ­ление таможенных границ, пошлин и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров (п. 1 ст. 74 Конституции). Однако допускают создание собственных та­можен Конституции Тувы (п. 15 ст. 73) и Башкортостана (п. 6 ст. 88).

Не замечать таких противоречий уже не имеют права ни политики, ни законодатели, ни правоприменители. Когда-то ведь сработают нормы, про­тиворечащие Конституции Российской Федерации и федеральным законам!

Лидеры титульных наций в крити­ческие для республик моменты будут отстаивать справедливость своих ре­шений ссылками на свои Конститу­ции и свое законодательство, будут звать под свои знамена тех, кто полу­чал от них блага и преимущества за счет других народов, проживающих на территории республики.

Все это в России было и неодно­кратно повторялось даже при жизни одного поколения. Но каждый раз в период затишья содеянному не всегда давалась как политическая, так и правовая оценка.

Представляется, что в современ­ных условиях необходимо проявить твердость в соблюдении соответствия законодательства субъектов федера­ции федеральному закону. Следует лишить лидеров национального сепа­ратизма права принимать конститу­ции, противоречащие Конституции Российской Федерации. За подобные действия, а не только за насильствен­ное свержение конституционного строя, должен сурово наказывать уго­ловный закон.

Анализ законотворческой деятель­ности республик субъектов федера­ции свидетельствует, что никакого насилия для установления власти титульной нации не требуется. Вмес­то власти всего народа, проживающе­го на территории республики, путем принятия «своей» конституции узако­нивается власть национальной элиты. А далее по цепочке: на все должности от министра до начальника участка, цеха — только люди «своей нацио­нальности» и т. п.

В таких республиках вероятность вооруженного столкновения между титульной нацией и другими народа­ми, проживающими в республике, наиболее вероятна. Поэтому следует мирным и правовым путем приоста­новить действие на территории Рос­сийской Федерации всех норм, про­тиворечащих Конституции России и федеральным законам, обеспечить истинное народовластие в республике в соответствии с правовой базой Рос­сийской Федерации. Сделать это сле­дует безотлагательно, иначе нацио­нальный сепаратизм проникнет не только во властные структуры, но и во все сферы общественной жизни страны.

Особую опасность представляет организация по национальному при­знаку правоохранительных органов и судов. Несмотря на то, что согласно ст. 129 Конституции РФ прокуратура составляет единую централизованную систему, что полномочия, организа­ция и порядок деятельности прокура­туры определяются федеральным за­коном, в Конституциях Республик Татарстан (ст. 156), Башкортостан (ст. 144) и Тува (ст. 96) записано, что полномочия, организация и поря­док, деятельности органов прокурату­ры определяются республиканскими законами.

Кроме того, в этих же республиках назначение прокурора республики отнесено к ведению их законодатель­ных органов, а назначение иных про­куроров осуществляет не Генераль­ный прокурор России, а прокурор республики. Тем самым проигнори­ровано положение чч. 2, 3 и 4 ст. 129 Конституции РФ о том, что «проку­роры субъектов Российской Федера­ции назначаются Генеральным проку­рором Российской Федерации по со­гласованию с ее субъектами».

Опасность сложившейся ситуации для единства системы правоохрани­тельных органов, а следовательно и защиты прав и интересов граждан и государства, либо не понимают, либо, как и ранее, надлежащий прокурор­ский надзор зависит от политических веяний и о нем вспоминают, когда возникает угроза ограничения проку­рорской деятельности.

О каком надлежащем прокурор­ском надзоре за законностью можно говорить, если в прокуратуре респуб­лики будут работать в основном лица титульной нации, назначенные не по деловым и моральным качествам, а лишь по принадлежности к той на­ции, которая завладела властью в республике?

История России показывает, что такая организация жизни общества приводила не только к вражде между нациями, но и внутри одной нации велась кровавая война между «семь­ями», «тейпами» и другими инопле­менниками с разграблением государ­ственного достояния.

Смена национальных элит во власт­ных структурах долгого мира дать не может. Мирный путь возможен лишь при делении России по территориаль­ному признаку и создании условий для применения Конституции РФ. Только в этих условиях люди всех национальностей получат возможность для своего развития.

Разве может считаться нормаль­ным положение, когда, например, ингуш, проживающий в России или в США, считает своим президентом того, кто избран таковым в Республике Ингушетия, а не Президента России или США?

Все, присущее отдельной нации, может развиваться лишь при усло­вии, что другие народы, проживаю­щие на территории субъекта федера­ции, имеют равные права со всеми, когда представители одной нации улучшают жизнь не за счет ограниче­ния условий жизни другой нации. Создать равные условия позволит только территориальное деление Рос­сии. Несомненно, что оно пройдет под сопротивлением элитарной нации в субъектах федерации, но потери от сопротивления будут значительно меньшими, чем от национально-осво­бодительных движений и войн.

Представляется, что в этой труд­ной работе первенство должно отда­ваться восстановлению единой право­вой системы, а также единой право­применительной деятельности. Разве может быть нормальным положение, когда вопросы судоустройства и су­допроизводства регулируются исклю­чительно республиканскими Консти­туциями и законодательством, а их финансирование производится из рес­публиканского и федерального бюд­жета?

Кроме того, назначение судей осу­ществляется органами государствен­ной власти субъектов федерации, а судьями могут быть только граждане республик. При такой системе судьи будут больше руководствоваться не законом, а указаниями местных пре­зидентов. Национальная целесообраз­ность придет на смену пролетарской, оставляя в наследие самоуправство и беззаконие.

Введение в республиках двойного гражданства не только осложнило ситуацию с правовым статусом лич­ности, но и существенно ограничило права и свободы граждан России, проживающих на территории респуб­лик, но не являющихся гражданами этих республик.

В п. 2 ст. 32 Конституции Россий­ской Федерации отмечается, что «граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избран­ными в органы государственной влас­ти и органы местного самоуправле­ния». Однако в большинстве респуб­лик это право закреплено только за гражданами этих республик. Правом быть избранным главою государства (президентом), главою (председате­лем) законодательного органа, депу­татом законодательного органа наде­ляются исключительно граждане этих республик.

Таким образом, в республиканских конституциях узаконивается неравен­ство прав и свобод граждан, прожи­вающих на их территории: устанав­ливается особый статус республик, как суверенных государств, особый порядок действия на их территориях Конституции Российской Федерации.

Такое положение в обществе явля­ется более опасным, чем все вместе взятые проявления организованной преступности. Национальный сепара­тизм, получив власть, старается уза­конить себя путем игнорирования федеральных законов и обустраива­ния жизни в субъекте федерации по правилам, устраивающим властвую­щую нацию.

В тех сложных социально-эконо­мических и политических условиях, в которых находится сейчас Россия, лидеры организованной преступности не откажутся от возможности поддер­жать сепаратистские тенденции, а затем и возглавить их.

В России, как ни в какой иной стране, сейчас есть условия для пере­растания организованной преступнос­ти в новое качество приходом во власть. Вначале в субъектах федера­ции. Станет легальным то, что сегод­ня хотя бы формально на федераль­ном уровне признается преступным: появятся вновь неприкасаемые груп­пы должностных лиц, запретные для внимания правоохранительных орга­нов отдельные отрасли промышлен­ности и территории. Станет запре­тной сама тема о проблемах борьбы с организованной преступностью.

Чтобы этого не случилось, необхо­димо, на наш взгляд, осуществить:

— исполнение всеми субъектами Российской Федерации положений о верховенстве Конституции Российской Федерации и федеральных законов на всей территории России; обеспече­ние высшей юридической силы Кон­ституции Российской Федерации; ра­венства прав и свобод граждан для всего многонационального народа Российской Федерации;

— привлечение к ответственности лидеров политических партий и об­щественных организаций, чья дея­тельность угрожает территориальной целостности России либо ведет к ко­лонизации тех народов, что прожива­ют на территории «титульной на­ции»;

— применение уголовных норм за нарушение равноправия граждан по признаку расы, национальности или отношения к религии (ст. 74 УК), за поддержку сепаратистских движений ( ст. ст. 170, 171 УК), а также за воспрепятствование осуществлению гражданами Российской Федерации своих избирательных прав либо ра­боте избирательных комиссий (ст.

132 УК);

— правовую экспертизу всех наци­ональных движений и групп на пред­мет их соответствия уставам и про­граммным документам;

— разработку и принятие феде­ральных законов об общих принци­пах разграничения полномочий меж­ду федеральными органами государ­ственной власти и органами государ­ственной власти субъектов Российской Федерации, о правах и обязанностях субъектов Российской Федерации;

— приостановление действия дого­воров, заключенных субъектами фе­дерации и вступивших в противоре­чие с действующей Конституцией России и федеральными законами.

Опубликовано в журнале «Законность», 1996, № 2. С. 11−15.

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.