RSS
 

Суждения В. Путина о Верховном Суде, не дают никаких надежд на установление в России правосудия

22 Фев

21 февраля 2013 г. В. Путин выступил в Верховном Суде РФ по поводу его 90-летия. Почему именно это день был избран для торжеств, не понятно. По документам, 11 ноября 1922 г. ВЦИК утвердил Положение о судоустройстве РСФСР, которое ликвидировало раздвоение советской юстиции на народные суды и революционные трибуналы. Система трибуналов, за исключением военных, отменялась. Была установлена единая система судебных учреждений: народный суд (действовал в пределах уезда и городского района), губернский суд (орган правосудия по важным делам и орган, руководивший всеми судами губернии) и Верховный Суд РСФСР. Он стал правопреемником Верховного Трибунала при ВЦИК. Верховный Суд РСФСР должен был выполнять тройную функцию: осуществлять надзор за всеми судами Республики, рассматривать в кассационном порядке дела, решенные губернскими судами, в порядке надзора — дела, решенные любыми судами, и быть судом первой инстанции по делам особой государственной важности по специально установленной подсудности. Надзорные функции Наркомата юстиции отошли к Верховному Суду РСФСР 4 января 1923 г.

Президиум ВЦИК РСФСР принял постановление о временном составе Верховного Суда РСФСР, который был объявлен 10 января 1923 г. приказом № 1 по Верховному Суду. В январе 1923 г. личный состав Верховного Суда РСФСР состоял из 27 человек. СМИ сообщают, что за первый год своей деятельности Верховным Судом РСФСР по первой инстанции были рассмотрены дела в отношении 758 человек, из них 116 (15,3%) — были оправданы, а 642 (84,7%) — осуждены. В отношении 28 человек применено условное осуждение, 354 человека осуждено к лишению свободы на срок от 1 года до 10 лет. К расстрелу было осуждено 109 человек, из них 46 — за взяточничество. 138 человек освобождены от наказания на основании актов об амнистии, в отношении остальных осужденных применены иные виды наказания. Среди осужденных было 165 военнослужащих и 277 гражданских лиц. За период с 1 января по 1 июня 1923 г. Кассационной коллегией Верховного Суда РСФСР было рассмотрено 1892 дела.

Имеются некоторые данные о работе Дисциплинарной коллегии Верховного Суда РСФСР по рассмотрению материалов о проступках судебных работников. За первые пять лет (1923—1927 гг.) по первой инстанции ею было рассмотрено 160 материалов, их них по 72 делам назначены дисциплинарные взыскания, причем по 16 делам — в виде отстранения от должности, 4 дела переданы для рассмотрения в уголовном порядке, 84 дела прекращены. Принятая в 1937 г. Конституция РСФСР, в которой были продублированы положения Конституции СССР 1936 г., определяла роль и место Верховного Суда РСФСР в судебной системе Республики. Суд и прокуратура вышли из ведения Наркомата юстиции.

Согласно Конституции, Верховный Суд РСФСР являлся высшим судебным органом Республики и избирался Верховным Советом РСФСР сроком на 5 лет. На него возлагался надзор за судебной деятельностью всех судебных органов РСФСР, автономных республик, краев и областей. Провозглашались такие важные принципы правосудия, как независимость судей и их подчинение только закону; рассмотрение дел во всех судах с участием народных заседателей, кроме случаев, специально предусмотренных законом; открытое разбирательство дел; обеспечение обвиняемому права на защиту и др.

Таким образом, в Конституции РСФСР было продекларировано большинство демократических принципов. Однако реально они существовали только на бумаге. Хорошо известно, что в 1930-е гг. эти нормы Конституции нарушались в массовом масштабе и в самых грубых формах. Суровые, если не сказать жестокие, меры принимались в отношении членов Верховного Суда РСФСР, если признавалось, что они при рассмотрении конкретных дел допускали «политические ошибки». Десятки судей Верховного Суда РСФСР стали жертвами необоснованных репрессий, в том числе и его Председатель Иван Лазаревич Булат (1932—1937). Арестованный в декабре 1937 г., он был обвинен в организации антисоветской организации в Верховном Суде РСФСР и проведении вредительской работы по развалу судебной системы. Судебное заседание по рассмотрению дела И.Л. Булата продолжалось 15 минут. Приговором Военной коллегии Верховного Суда СССР от 20 июня 1938 г. он был признан виновным по статьям 58−7, 58−8, 58−11 Уголовного кодекса РСФСР и приговорен к высшей мере наказания — расстрелу. Впоследствии было установлено, что все уголовные дела против репрессированных членов и работников аппарата Верховного Суда РСФСР были сфальсифицированы, и они реабилитированы посмертно. http://www.vsrf.ru/vscourt_detale.php?id=8395. Но В. Путин утверждает, что «очень важно, что временем образования Верховного Суда справедливо считается не 1991 год, хотя это очень важная эпоха в развитии судебной системы страны (я сейчас об этом тоже скажу).

Но началась деятельность Верховного Суда с 1923 года, когда были упразднены революционные трибуналы и организована единая судебная система с её высшим звеном — Верховным Судом». Далее В. Путин утверждает, что «восстановление правосудия и принципов законности имело для того времени, когда создавался Верховный Суд, принципиальное значение. И Верховному Суду принадлежала ведущая роль в формировании общей судебной практики, а также в её анализе и разъяснении наиболее сложных вопросов». Но Согласно Постановлению ВЦИК и СНК РСФСР от 30 января 1928 г. «О порядке руководства судебными органами РСФСР» деятельность высшего судебного органа Республики — Верховного Суда РСФСР — становилась подконтрольной административно-управленческому органу, каковым являлся Народный Комиссариат юстиции РСФСР.

Кроме того, Верховный Суд был обязан руководствоваться не только действовавшим законодательством, но и «общими директивами ВЦИК, СНК РСФСР и Народного Комиссара юстиции». Обязательным было выполнение решений высших партийных органов страны — съездов и пленумов Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Это вытекало из того, что в ВКП(б) действовал принцип демократического централизма, в соответствии с которым решения вышестоящих органов партийного руководства подлежали исполнению всеми партийными организациями (а они действовали повсеместно, в том числе и в Верховном Суде РСФСР) и всеми членами партии. 1 декабря 1934 г. было принято известное Постановление ЦИК СССР «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик в части рассмотрения и расследования уголовных дел о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти».

С этого времени основная масса уголовных дел по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьей 58 УК РСФСР, рассматривалась на закрытых судебных заседаниях. Вся процедура рассмотрения дела сводилась к оглашению обвинительного заключения, постановкой вопросов, признает ли подсудимый свою вину и имеет ли дополнения к материалам предварительного следствия. Поскольку прокурор и защитник в судебном заседании по большинству дел о так называемых «контрреволюционных» преступлениях не участвовали, прений сторон не было, а результат рассмотрения дела предрешался уже на следствии. Какой «анализ судебной практики», и какие «разъяснения по сложным вопросам» мог давать Верховный Суд при таких обстоятельствах?

Действительно, ещё в Конституции 1978 г. говорилось о независимости судей, но от кого — от самовластия КПСС. И лишить этого самовластия можно было только установлением власти Основного закона страны. Этого не произошло, и требования Конституции остались лишь декларацией. Что мог сделать Верховный Суд с самовластием КПСС, даже обладая законодательной инициативой? Практика показала, — ничего. Поэтому В. Путин в своём выступлении отмечает: « Разумеется, эти новации ограничивались пределами самой советской системы, но Верховный Суд, являясь, безусловно, частью этой системы, всегда поддерживал прогрессивные судебные реформы, активно участвовал в подготовке кодификации законодательств».

Какие «прогрессивные судебные реформы» поддерживал Верховный Суд? Мне, как 40 лет практикующему юристу, ничего об этом не известно. Более того, с принятием в 1993 г. новой Конституции РФ, не было инициативы Верховного Суда по принятию Уголовно-процессуального кодекса РФ, который соответствовал бы требованиям новой Конституции России. Потребовалось почти 10 лет для принятия нового УПК РФ. Поэтому судьи в соответствии со ст. 16 УПК РСФСР разрешали уголовные дела «в соответствии с социалистическим правосознанием».

Как же при таких обстоятельствах можно говорить о заслугах Верховного Суда РФ, обладавшего правом законодательной инициативы? Об участии Верховного Суда в подготовке кодификации законодательства знаю хорошо. Я сам принимал участие в работе Верховного Суда, когда готовился новый УК РФ. Предпочтение там отдавалось «ангажированной группе учёных», которая воспринимала в штыки любые несогласия с их позицией. В итоге появилась ст. 35 и 210 УК РФ, предусматривающая ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации).

По действующему законодательству, ст. 8 УПК РФ, никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном УПК РФ. Следовательно, в ст. 210 УК РФ устанавливается ответственность за создание и руководство такого формирования, которое ранее, именно судом было признано преступным. Но такого, по действующему законодательству, быть не может. Прежде всего, в ст. 73 УПК РФ устанавливается, что доказыванию подлежат: события преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления). А как доказать, что имело место именно организация преступного сообщества (преступной организации), если преступным может быть только тот, кто признан таковым по приговору суда? Статья 11 УК РФ устанавливает, что только физические лица могут признаваться лицами, совершившими преступление. Для юридических лиц, уголовное наказание не предусмотрено и его деятельность, при наличии определенных обстоятельств, может быть судом по нормам гражданского права и по правилам гражданского судопроизводства, признана незаконной, но не преступной. Разъяснение в ст. 35 УК РФ о том, что считать преступным сообществом (организацией), не даёт ответа на главный вопрос, кто и когда их признал преступными?

Учитывая, что преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК РФ, применить в такой редакции нормы ст. 35 и 210 УК РФ, невозможно. Но применяют, а Верховный Суд в постановлении № 12 от 10.06.10 г. дает рекомендации, как это делать, не обращая внимания на абсурдность диспозиции такой нормы. В. Путин утверждает: « Трудно переоценить вклад Верховного Суда в создание современной судебной системы.

Именно Верховный Суд России был среди самых убеждённых и настойчивых инициаторов радикальных преобразований в этой сфере и приступил к разработке Концепции судебной реформы уже в 1991 году, в то время, когда в стране начались глубокие демократические преобразования». О каком вкладе Верховного Суда в создание современной судебной системы можно говорить, если с момента принятия в 1993 г. Конституции РФ, Верховный Суд РФ своими рекомендациями формировал правоприменительную практику, которая не соответствовала требованиям Конституции РФ . И это не только моё мнение, а это мнение Конституционного Суда РФ, которое он неоднократно, на протяжении многих лет, высказывал в своих решения. Подробно об этом в моей статье: «Есть ли в России судебный надзор?» Адвокат № 3. 2008 г. с.42−63.

Оценка деятельности Верховного Суда России в разработке Концепции судебной реформы не адекватна сделанному на практике. Да, понастроили помпезных домов правосудия, в которых нет главного — ПРАВОСУДИЯ. О том, что из себя представляет новая программа совершенствования судебной системы, можно узнать из статьи: « В ближайшие восемь лет в России не будет даже попыток установить правосудие». http://forjustice.ru/v-blizhajshie-vosem-let-v-rossii-ne-budet-dazhe-popytok-ustanovit-pravosudie.

Удивительное дело, гарант Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина, рассуждает о назначении судебной власти в защите прав и свобод граждан. Где и в какой статье Конституции РФ упоминается, что назначением судебной власти является защита прав и свобод? Нет ничего об этом в 7 главе Конституции РФ, посвященной именно судебной власти. Более того, в ст. 118 Конституции РФ говорится о том, что только суд осуществляет в России ПРАВОСУДИЕ, как вид государственной деятельности с соблюдением особого порядка закрепленного Конституцией и процессуальным законодательством. Именно это является характерной чертой ПРАВОСУДИЯ.

В статье 18 Конституции РФ устанавливается, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной, исполнительной власти, местного самоуправления и ОБЕСПЕЧИВАЮТСЯ ПРАВОСУДИЕМ. Вот назначение судебной власти — обеспечивать в России ПРАВОСУДИЕ, а не защиту прав и свобод граждан. Только при наличии ПРАВОСУДИЯ в стране права и свободы человека и гражданина могут быть защищены от любого чиновного произвола.

Как же так нелепо, в традициях идеология страны развитого социализма, помощники В. Путина сформулировали назначение судебной власти? О том, почему у В. Путина представление о назначении судебной власти, такое же, что вдалбливалось все годы студентам юридических вузов в стране развитого социализма, свидетельствуют и его высказывания: «Мы все хорошо ещё с университетской скамьи знаем, что суд вообще, а Верховный Суд тем более, — это вершина всего огромного здания правоохранительной деятельности и правосудия».

Такие утверждения дают ответ на вопрос, почему судьи не осуществляют ПРАВОСУДИЕ, а ведут «защиту прав и свобод граждан». Они продолжают до сих пор оставаться в одном «здании» с правоохранительной деятельностью. Беда, что это говорит гарант Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина, наделённый Конституцией РФ (ст.83) правом формировать исполнителей судебной власти. О том, что реально происходит в деятельности апелляционных и надзорных судов, свидетельствует статья: «Почему в России подозреваемые и обвиняемые самые незащищённые?» http://forjustice.ru/rubric/pochemu-v-rossii-podozrevaemye-i-obvinyaemye-samye-nezashhishhyonnye.html#more-450.

Очень горько слышать от главы государства, гаранта Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина В. Путина: «Заслуги Верховного Суда в создании беспристрастного, компетентного и справедливого российского суда действительно огромны».
Это даёт основания полагать, что В. Путин не знает, что именно должна делать судебная власть в России, а также Верховный Суд страны и что эта власть делает в настоящее время, и Верховный Суд в частности. Выступая в Верховном Суде России по случаю его 90-летия В. Путин дал понять всем, что «современная судебная система» его устраивает, что «Заслуги Верховного Суда в создании беспристрастного, компетентного и справедливого российского суда действительно огромны». При таком понимании деятельности Верховного Суда страны главой государства, бесполезными становятся любые аргументированные обращения к В. Путину по поводу необходимости установления в стране власти Конституции РФ и правосудия. До Президента России они не доходят, а его помощники по вопросам судебной деятельности либо сами не владеют ситуацией, либо не могут предложить ничего по её изменению. Наличие таких обстоятельств и, публично высказанной В. Путиным позиции о деятельности Верховного Суда страны, с необходимостью ставит перед многонациональным народом такую объединяющую всех идею: установление в России власти Конституции РФ и ПРАВОСУДИЯ.

Носитель суверенитета и единственный источник власти в России, многонациональный народ вправе потребовать этого от той власти, что он избрал, и которая действует в настоящее время в России, либо, готовясь к новым выборам, находить людей, способных установить в стране власть Конституции РФ и ПРАВОСУДИЕ. Только так можно победить самовластие выстроенной вертикали власти, игнорирующее действующие в стране законы, а потому и не стремящееся к установлению в стране ПРАВОСУДИЯ.

 
 

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.