RSS
 

Надо ли искать защиту от произвола чиновников у гаранта Конституции России В. Путина?

31 мая

17 мая 2013 г. заместитель руководителя управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве подполковник юстиции Климов А.М.  вынес постановление об отказе в удовлетворении моей жалобы, как он указывает «от 17 апреля 2013 г. на решение следователя… Островидова А.  о его отводе» (Приложение 1).  Своё решение Климов А.М. обосновывает тем, что в качестве обвиняемых по делу № 374210 привлечён ряд лиц, в том числе, Лесняков Д.В. и Чащин С.М.; что  следствие пришло к выводу о том, что показания обвиняемого Леснякова Д.В. объективно противоречат позиции и интересам  обвиняемого Чащина С.М., который свою вину не признаёт и от дачи показаний в настоящее время отказывается. При этом Климов А.М. утверждает, что «Данный вывод следствия объективно подтверждается материалами уголовного дела и направлен на обеспечение прав и законных интересов обвиняемого Чащина С.М.».                    Постановление Климова А.М. и изложенные в нём суждения меня очень удивили.

Прежде всего, мною не направлялась  жалоба от 17.04.13 г. на «решение следователя Островидова А.А. о моём отводе», которая почему-то только 15.05.2013 г. поступила в ГСУ СК России по г. Москве.

16 апреля 2013 г. я направил своё обращение Президенту России Владимиру Владимировичу Путину, в котором указал:

Уважаемый Владимир Владимирович!  Указ  от 14 января 2011 г. N 38 п. 3  Положения о Следственном комитете РФ, наделяет Вас правом осуществлять «руководство деятельностью  Следственного  комитета России».  Поэтому  на Вас, как на руководителя следственного органа России, ст. 5 п. 38−1 УПК РФ, распространяются полномочия ст. 39 УПК РФ.    В этой связи,  я прошу Вас, ОТСТРАНИТЬ  от дальнейшего производства расследования уголовного дела № 374210 следователя по особо важным делам третьего следственного отдела первого управления по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве майора юстиции Островидова А.А., за допущенные им нарушения требований Конституции РФ,  и порядка уголовного судопроизводства.

Факт грубейшего нарушения следователем Конституции РФ и требований УПК РФ, удостоверяется  решениями судов, которые вступили в законную силу. Но он продолжает работу по этому же делу, совершая новые нарушения требований Конституции и УПК РФ.  Так, 22.11.12 г. следователь вынес постановление о моём отводе, обосновав его тем, что между интересами Чащина С.М. и Леснякова Д.В. имеются противоречивые интересы, что Лесников в суде давал показания, подтверждающие обвинение, предъявленное  Чащину С.М. и Фаизову Р.Р.  Но это опровергается протоколами судебных заседаний по делу  Леснякова, удостоверяющими, что НЕТ ТАКИХ ПОКАЗАНИЙ Леснякова.

Более того, 15 марта 2013 г., отказывая в проведении очных ставок Леснякову с Чащиным и Фаизовым, следователь указал, что в показаниях Чащина С.М. и Фаизова Р.Р., с одной стороны и Леснякова Д.В., с другой стороны, ПРОТИВОРЕЧИЙ НЕ ИМЕЕТСЯ. Тем самым сам следователь документально подтвердил, что нет необходимости проводить очные ставки, поскольку НИКАКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ в показаниях Чащина, Леснякова и Фаизова нет. Как же при таких обстоятельствах можно говорить о противоречии  интересов Леснякова с интересами Чащина и Фаизова?

Материалы дела № 3/10−427/2012 доказывают, что Чащин С.М.  21.11.12 г. заявил следователю об обеспечении моего участия по делу в качестве защитника.  В этот же день я письменно уведомил следователя об этом же. 21.11.12 г. следователь письменно уведомил меня о том, что знает о желании Чащина С.М... но ничего мне о моём отводе не заявил.  Следователь в спешном порядке, пригласив по своему назначению адвоката Николаева, нарушив требования ст. 1, 14, 16, 46, 47, 49, 50, 51 УПК РФ, провёл 21.11.12 г. следственные действия с участием Чащина С.М.

В 16 час. 35 мин.  задержал Чащина С.М. В 16 час. 55 мин. следователь допросил его с ранее назначенным им адвокатом Николаевым. При этом никакого  решения о моём отводе Чащину С.М. даже не сообщил. В 18 час., всё с тем же адвокатом Николаевым, Чащину предъявляют обвинение и уже в 18 час. 05 мин. Чащина, при участии адвоката Николаева, допросили в качестве обвиняемого. Это не может называться доказыванием виновности в порядке, предусмотренном процессуальным законом (Ст. 49 Конституции РФ). Конец такому произволу можете осуществить только Вы, не перепоручая это кому-либо иному. Очень надеюсь, что именно это и произойдёт. С уважением. В Осин, кандидат юридических наук. 16.04.13 г.  (Приложение 2).

17 апреля 2013 г. за № А26−16−37316871 я получил уведомление из Администрации Президента, в котором мне сообщалось, что моё обращение направлено на рассмотрение в Главное следственное управление Следственного комитета РФ по г. Москве в соответствии с компетенцией по разрешению поставленных в нём вопросов (Приложение 3).  Фактически Администрацией Президента России моё обращение было поручено проверить Следственному комитету РФ по г. Москве, располагающему всеми возможностями для исполнения такого поручения.

26 апреля 2913 г. из Следственного комитета РФ мне поступило уведомление о том, что моё обращение от 16.04.13 г. об отводе следователя Островидова А.А. о расследования уголовного дела № 374210, направлено руководителю управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК России по г. Москве.  В.В. Иткину (Приложение 4). Фактически моё обращение  было направлено непосредственному руководителю следственного органа, в котором служит следователь Островидов А. Очевидно, это обращение и рассматривал Климов А.М., как мою жалобу от 17 апреля 2013 г., поступившую в ГСУ СК России по г. Москве  15.05.13 г.

Кроме того, анализ моего обращения к Президенту страны и постановления Климова А.М. свидетельствует о том, что решение, принятое по моему обращению, и доводы, изложенные в нём, не соответствуют моей просьбе и содержанию моего обращения.

В своём обращении я, называя и обосновывая допущенные следователем Островидовым А. нарушения требований Конституции РФ и уголовно-процессуального закона при расследовании уголовного дела № 374210, просил отстранить его от дальнейшего производства расследования данного уголовного дела.  Именно это было предметом моего обращения.     Но по моей просьбе никакого решения Климовым А.М. приято не было. Он постановил «Отказать в удовлетворении жалобы Осина В.В. на решение следователя о его отводе  от участия в уголовном деле № 374210 в качестве защитника обвиняемого Чащина С.М.»

Но я не писал жалобу в ГСУ СК России по г. Москве на решение следователя о моём отводе.        Суждения Климова А.М., изложенные в его постановлении, не соответствуют действительности.  Так, он утверждает, что «адвокатом Осиным В.В. осуществляется защита скрывшихся от предварительного следствия обвиняемых Завьялова Д.А., Фреера С.Н. и Кузьменко И.В.», но это не соответствует действительности.

Несмотря на то, что 18 мая 2011 г.  Пресненский районный суд г. Москвы признал незаконными и необоснованными действия (бездействие) и решение следователя Островидова А., связанные с невозможностью адвоката вступить в дело и оказывать юридическую помощь обвиняемым Завьялову Д.А., Фрееру С.Н. и Кузьменко И.В. (Приложение 5), никаких мер по допуску меня в дело № 374210 следствием до настоящего времени предпринято не было.

Ни руководством следственного органа, ни следователем не были  устранены допущенные нарушения моих прав по участию в деле в качестве защитника обвиняемых Завьялова Д.А., Фреера С.Н. и Кузьменко И.В. Игнорируя судебное решение, следователь Островидов А.А. более 2 (двух) лет допущенные  нарушения  требований Конституции РФ  (ст. 2, 15, 18, 21, 45, 46, 48) и ч. 3 и 4 ст. 49 УПК РФ, не устраняет.

Следователь не уведомил меня о том, когда и  где  я могу ознакомиться с постановлением о возбуждении уголовного дела, постановлениями о применении Завьялову, Фрееру и Кузьменко меры пресечения и иными документами, которые должны были предъявляться им (ст. 53 УПК РФ).   До настоящего времени следователь не вручил мне копий постановлений о привлечении Фреера, Завьялова и Кузьменко в качестве обвиняемых,  продолжая нарушать  требования ч.1 п.6 ст. 53 и ч.8 ст. 172 УПК РФ, а также требования ст. 49 Конституции РФ о доказывании  виновности обвиняемого в порядке, предусмотренном федеральным законом. Поэтому у Климова А.М. не было никаких оснований утверждать, что я осуществляю защиту обвиняемых Завьялова Д.А., Фреера С.Н. и Кузьменко И.В.  Более двух лет мне не позволяют это сделать, несмотря на решение суда о неправомерности таких действий следователем.

Не соответствуют действительности и суждения Климова А.М. о том, что  «адвокат Осин В.В. осуществлял защиту обвиняемого Леснякова Д.В. по иному уголовному делу, выделенному в отдельное производство из уголовного дела № 374210, будучи допрошенным в ходе судебного разбирательства   по которому, подсудимый Лесняков Д.В. дал показания, в том числе, подтверждающие обвинение, предъявленное Чащину С.М.».

Я действительно участвовал на всех  судебных заседаниях по обвинению Леснякова Д.В., осуществляя звукозапись судебных заседаний, о чём уведомлял всех участников процесса. Об этом есть записи в протоколе судебных заседаний.

Лесняков Д.В. во время судебных заседаний полностью отрицал предъявленное ему обвинение и никаких показаний, подтверждающих обвинение, предъявленное Чащину С.М., он не давал и не мог этого делать, поскольку о каких-либо криминальных деяниях Чащина С.М. никто из участников процесса в суде вопросов не задавал.

Этот факт удостоверяется и содержанием протоколов судебных заседаний по делу Леснякова Д.В., которые имеет и следователь. Эти протоколы следователь  представлял суду по делу № 3/10−427/2012. Кроме того, во время судебного заседания 8 февраля 2013 г. следователь показал, что «В показаниях Леснякова фамилия Чащин не употребляется». «Нигде не утверждалось, что Лесняков даёт показания на Чащина» ( Дело №  3/10−427/2012 л. д. 207) (Приложение 6). Следовательно, никакие показания, данные Лесняковым во время судебного разбирательства, нельзя даже толковать, как «подтверждающие обвинение, предъявленное Чащину С.М.».

В этой связи следует сужения Климова А.М. о том, что «показания обвиняемого Леснякова Д.В. объективно противоречат позиции и интересам обвиняемого Чащина С.М.»,  иначе, как надуманными предположениями назвать нельзя. Нет в материалах дела  никаких показаний Леснякова Д.В., которые противоречили бы интересам Чащина С.М.

Этот факт  прямо удостоверяется  и постановлением следователя от 15 марта 2013 г., в котором следователь  указывает, что в показаниях Чащина С.М. и Фаизова Р.Р., с одной стороны, и Леснякова Д.В., с другой стороны, ПРОТИВОРЕЧИЙ НЕ ИМЕЕТСЯ, так как все трое обвиняемых не признают свою вину и причастность к инкриминируемым им преступлениям, от дачи других показаний отказываются (Приложение 7).

При таких обстоятельствах у Климова А.М. не было никаких оснований утверждать, что «Данный вывод следствия (показания обвиняемого Леснякова Д.В. объективно противоречат позиции и интересам обвиняемого Чащина С.М.)    объективно подтверждается материалами уголовного дела».

Материалы дело удостоверяют обратное, и об этом прямо пишет сам следователь в своём постановлении   от 15 марта 2013 г.: «в показаниях Чащина С.М. и Фаизова Р.Р., с одной стороны, и Леснякова Д.В., с другой стороны, ПРОТИВОРЕЧИЙ НЕ ИМЕЕТСЯ».

После того, как 18 мая 2011 г. суд признал действия (бездействия) и решения следователя, связанные с невозможностью меня вступить в дело и оказывать юридическую помощь обвиняемым Завьялову, Фрееру и Кузьменко, НЕЗАКОННЫМИ, следователь Островидов А., желая  избавиться от моего участия в деле 374210,  неоднократно пытался допросить меня в качестве  свидетеля.  Этот произвол следователя я обжаловал в суде.

23 июня 2011 г. решением Пресненского районного суда г. Москвы такие действия следователя Островидова А. по вызову меня для допроса в качестве свидетеля, признаны незаконными и необоснованными (Приложение 8). Однако и по  этому факту руководством следственного органа никаких мер к следователю принято не было. Несмотря на  дважды установленные судом  нарушения требований Конституции РФ и порядка уголовного судопроизводства, установленного УПК РФ, следователь продолжал расследование по данному делу.

В моём обращении к  главе государства В.В. Путину содержатся факты, документально удостоверяющие   новые нарушения следователем Островидовым А. требований Конституции РФ и обязательного для следователя порядка судопроизводства. Но всем этим фактам Климов А.М., никакой оценки не дал, а обязан был это сделать. Конституционный Суд РФ в определении  от 25 января 2005 г. № 42− О, указал,  что ст. 7, 125,  УПК РФ не допускают отказа   от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб участников уголовного судопроизводства, как и произвольное отклонение или игнорирование доводов заявлений и ходатайства, без приведения фактических и правовых мотивов отказа в  их удовлетворении.

Таким образом, постановление Климова А.М. является незаконным и необоснованным, оно не соответствует моей просьбе, изложенной в обращении к Президенту России В.В. Путину, — отстранить от дальнейшего производства расследования уголовного дела № 374210 следователя Островидова А.А.  за допущенные им нарушения требований Конституции РФ и порядка уголовного судопроизводства.

Указом от 14 января 2011 г. № 38 п. 3 Положения о Следственном комитете РФ Президент России  В.В. Путин наделён правом осуществлять руководство деятельностью Следственного комитета России. Следовательно, он вправе воспользоваться полномочиями, изложенными в ст. 39 УПК РФ. Именно поэтому я к нему и обратился со своей просьбой. Администрация Президента, моё обращение к В.В. Путину, направила для исполнения по существу в ГСУ Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве, о чём меня письменно и уведомила (Приложение 3). Однако полученное из Администрации Президента России моё обращение не было рассмотрено по существу.  Доводы, изложенные в постановлении Климова А.М.   не соответствует фактическим обстоятельствам и опровергаются материалам дела и принятым по нему решениям самим следователем.

Изложенное свидетельствует о том, что за 13 лет  В. Путин так и не сумел наладить государственное управление и исполнения  требований  законов должностными лицами.  Администрация Президента России работает, как  высокооплачиваемое почтовое отделение, занимаясь только пересылкой обращений граждан, что поступают на имя  главы государства, в иные ведомства, куда сами граждане и так неоднократно обращались, отстаивая свои права.  А должны  хотя  бы проверять, как чиновники реагируют на обращения, поступившие из Администрации Президента России.  Если так поступают со мной, практикующим 40 лет юристом, то как поступают с теми, кто за 20 лет так и не сумел прочитать Конституцию России, догадаться не трудно. СМИ утверждают, что более 80% населения страны не читало Конституцию а, значит, даже не знает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.  Но те, что знают эти конституционные требования, остаются без защиты перед самовластием чиновников. Всё это делает для миллионов граждан ситуацию безысходной и не может не усиливать неуважение к власти. Число желающих вновь зарядить «Аврору» только множится.

Приложения 1−8.

 
Комментариев нет

Автор: ossin Категория: Прочие заметки

 

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.