RSS
 

С какими достижениями в этот раз подошла к своему празднику прокуратура?

12 Янв

12 января  профессиональный праздник — день прокуратуры, которой в этом году исполняется 292 года. Эксклюзив интервью работе этого ведомства дал «Российской газете» Генеральный прокурор России Ю. Чайка.  http://www.rg.ru/2014/01/10/chajka.htm .Исследования,  приведённые профессором  Академии управления МВД России, доктором юридических наук П.А. Скобликовым  позволяют усомниться в том, о чём говорит Ю. Чайка.

Как практикующий 40 лет юрист знаю, что сотрудники прокуратуры ведут огромную работу и в этом ведомстве трудится множество профессиональных, любящих своё дело юристов.

Не раз был свидетелем, когда прокуроры, не страшась гнева своего начальства и возможных проблем карьерного роста,  в суде отказывались от  абсурдного обвинения, предъявленного моему подзащитному, или меняли необоснованно завышенную квалификацию обвинения.

Подмосковные «крышеватели» бизнеса, это скорее исключение.

Но не могут не настораживать суждения Ю. Чайки, высказанным им в интервью.

Так, на вопрос журналиста: «что Вы можете сказать о состоянии преступности в стране?»

Юрий Чайка ответил: «В ушедшем году сохранилась тенденция к снижению уровня преступности. Количество зарегистрированных преступлений за 10 месяцев 2013 года по сравнению с аналогичным предыдущим периодом несколько снизилось — с 1,9 до 1,8 миллиона».

Почему это вдруг Генеральный прокурор России озаботился тем, насколько снизилось количество зарегистрированных преступлений в стране? Разве деятельность его ведомства оценивают по таким результатам работы? А самое главное, соответствуют ли приводимые им цифры действительности?

Исследования,  приведённые профессором  Академии управления МВД России, доктором юридических наук П.А. Скобликовым  позволяют усомниться в том, о чём говорит Ю. Чайка.

Так,  в статье: «Противодействие необоснованным и незаконным отказам в возбуждении уголовных дел уголовно-процессуальными средствами,https://docviewer.yandex.ru/?url=ya-mail%3A%2F%2F2360000003342973653%2F1.2&name=St-           П.А. Скобликов указывает, что  в 2012 году было вынесено 6 412 425 постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел, т. е. почти 6,5 млн.   (+4,4%) — на полтора миллиона больше, чем в 2007 году, при этом количество возбужденных уголовных дел в очередной раз снизилось и составило 1 861 362 (-6,1%).

Обобщая приведенные данные, П.А. Скобликов утверждает: «сегодня лишь 22% тех, кто считает, что пострадал от преступлений, добиваются возбуждения уголовных дел.

Причем с каждым годом ситуация усугубляется: еще пять лет назад, в 2007 году, уголовные дела возбуждались по 37% заявлений и сообщений о преступлениях. Таким образом, за пять лет этот показатель снизился на 15%.    За этими процентами стоят несколько миллионов граждан, надежды которых на получение уголовно-правовой защиты от противоправных деяний с признаками преступлений не оправдались.

Остальные (без малого 80%) не получают доступ к правосудию и уголовно-правовую защиту, гарантированные ст. 52 Конституции Российской Федерации».

Очень удручающие данные.

Почему такое происходит в стране, Конституция которой утверждает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью?

П.А. Скобликов полагает, что это происходит из-за того, что значительное увеличение числа отказов в возбуждении уголовных дел носит искусственный характер и продиктовано желанием сотрудников правоохранительных органов и их руководителей уменьшить свою нагрузку, показать благостную картину снижения уровня преступности и повышения раскрываемости преступлений как результата (якобы) успешной борьбы с ней.

А разве деятельность прокуратуры оценивается «уровнем снижения преступности и повышением раскрываемости преступлений»?

Таким образом, десятилетиями руководителям страны известно о том, что показатель раскрываемости улучшается за счет отказов в возбуждении уголовных дел по заявлениям о неочевидных преступлениях (т.е. тех, по которым виновные лица не известны заявителю, пострадавшему и не установлены в ходе до следственной проверки; когда по таким заявлениям возбуждаются уголовные дела, статистика фиксирует нераскрытые преступления и показатель раскрываемости ухудшается, а в случае отказов такая ситуация не наблюдается.

Неужели о таких явлениях неизвестно Ю. Чайке?

На вопрос журналиста: «Что вы считаете главным условием в работе прокурора и какими качествами он должен обладать?»

Юрий Чайка ответил: «Главное условие — это преданность закону, профессионализм и порядочность».

Как то это всё не очень вяжется с тем, что в эксклюзивном интервью говорит Ю. Чайка.

О каком наличии прокурорского надзора в стране можно говорить, если в стране ежегодно около 7 000 000 пострадавших от преступлений  не могут получить статуса «потерпевший», так как дознаватели и следователи  выносят незаконные и необоснованные постановления об отказе в возбуждении уголовных дел, о чём и сообщала в «ЛГ» по делу Галины Дмитриевой http://lgz.ru/article/-35−6428−04−09−2013/mechtatelyam-ne-mesto-za-rulyem-/ .

На вопрос журналиста: «Укрывать преступления и не возбуждать дела в том числе по заявлениям граждан правоохранители стали меньше?»

Юрий Чайка ответил: «Во всех органах, осуществляющих предварительное расследование, продолжают вскрываться случаи укрытия преступлений. Мы нередко сталкиваемся с тем, что сообщения о них либо не регистрируются, либо гражданам отказывают в приеме заявлений. Кроме того, заявителей нередко склоняют к изменению показаний на некриминальные версии. Имеет место и банальная фальсификация материалов».

Тем самым  Генеральный прокурор признаёт, что никакого снижения уровня преступности  в реальности нет. Преступлений намного больше, чем зарегистрированных отказов  в возбуждении уголовного дела?  Но реальных данных, удостоверенных постановлениями об отказе в возбуждении уголовного дела, Генеральный прокурор России, не называет. Почему?

Ю. Чайка утверждает: Конечно же, это (случаи укрытия преступлений)  не остается без соответствующего реагирования со стороны надзирающих прокуроров. За 11 месяцев 2013 года ими было выявлено более 140 тысяч ранее известных, но по разным причинам не учтенных преступлений. Это около 7 процентов от всех зарегистрированных. Только в первом полугодии прошедшего года прокуроры поставили на учет более 100 умышленных убийств».

Но,  судя по динамики отказа в возбуждении уголовных дел, что привел профессор Академии МВД России П.С. Скобликов,  https://docviewer.yandex.ru/?url=ya-mail%3A%2F%2F2360000003342973653%2F1.2&name=St- , таковых в 2013 г. должно быть около 7 000 0000.   Поэтому и процент от всех зарегистрированных в этом году должен быть не 7, а 97%. Возможно, и на учёт прокуроры были обязаны поставить  ни не более 100 умышленных убийств, а  10 000.

В этой связи, как-то ни верится сожалениям Ю. Чайки о том, что «более 40 процентов всех зарегистрированных преступлений остаются нераскрытыми».

Если в стране ежегодно по любым надуманным основаниям отказывают в возбуждении более 7 000 000 пострадавшим от преступлений, как это утверждает профессор П.А. Скобликов,  то процент нераскрытых преступлений, если их все зарегистрировать, будет близок к 99%.

Вот реальная картина борьбы с преступностью в стране.

В стране, на деньги налогоплательщиков, содержатся тысячи должностных лиц, осуществляющих ведомственный контроль и прокурорский надзор,  которые не «замечают» того как на протяжении последних пяти лет около  35 000 000 пострадавших от преступлений  не могут получить  статус «потерпевший», из-за того, что им неправомерно и необоснованно отказывают в возбуждении уголовного дела.

За  десять лет таких неправомерных действий в стране пострадало больше половины взрослого населения страны.

Мало того, что человек пострадал физически и материально от криминальных деяний, так его ещё травмируют неправомерным отказом в возбуждении уголовного дела, заставляя  ходить с жалобами и обивать пороги       руководителей органов предварительного расследования, прокуратуры и судов, чтобы в итоге получить формальные отписки.                    Да, согласно положений ч. 5 ст. 148 УПК РФ отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован прокурору, руководителю следственного      органа или в суд в порядке, установленном статьями 124 и 125 УПК РФ.

Но кто и зачем придумал такой порядок для пострадавших от  преступления, если руководитель следственного органа  в соответствии с предписаниями ст. 39 УПК РФ уполномочен проверять материалы проверки сообщения о преступлении  и отменять незаконные или необоснованные постановления следователя, включая и постановления об отказе в возбуждении уголовного дела?

Но практика удостоверяет, что это требование закона не исполняется в огромных масштабах, исчисляемых миллионами ежегодно.

Тысячи начальников, одетых в новую чиновную форму, при званиях и погонах, увешанных звёздами, при хорошей зарплате,  не исполняют свои прямые обязанности, — осуществлять ведомственный контроль, за тем, как осуществляется  порядок уголовного судопроизводства их подчинёнными.

При этом их повышают по должности, вместо малых звёзд, на погоны вешают большие, иногда очень большие и по нескольку в ряд.

Беда ещё в том, что на лиц, творящих такой произвол, могут возбудить уголовные дела только  следователи и руководители  следственного органа.

А можно ли себе представить ситуацию, при которой сидящий в одном и том же кабинете со своим коллегой следователь, возбудил уголовное дело по ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями) на своего коллегу, который вынес незаконное и необоснованное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела?

Я себе такую ситуацию представить не могу.

Для того, что бы начал действовать прокурорский надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия, пострадавший должен обратиться в это ведомство с жалобой.

Но зачем пострадавший от преступления должен обращаться с жалобой на незаконные и необоснованные действия и решения следователя, дознавателя или начальника следственного органа к прокурору? Прокурор, что не может самостоятельно работать?

Если копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется заявителю и прокурору, то почему прокурор  не принимает решение по этому постановлению сразу?

Зачем при таких обстоятельствах заявителю, который не всегда в состоянии понять сути неправомерного решения следователя, надо обращаться с жалобой к прокурору на неправомерное решение об отказе в возбуждении уголовного дела? Кто и зачем придумал это безумство и желает, чтобы и другие его исполняли?

Кто и зачем придумал такой абсурдный порядок противодействия произволу на предварительном расследовании?

Вместо того чтобы на следующие сутки, после вынесения неправомерного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, его отменить, прокурор ждёт, надеясь: «а может его не будут и обжаловать?».

И здесь мы имеем место с массовым, исчисляемым миллионами случаев, неисполнением своих обязанностей уже прокурорами, казалось бы, совсем иным ведомством с иной подчинённостью, иными полномочиями и порядком деятельности. Но работающим с одним и тем же результатом, — лишением пострадавшего от преступления статуса «потерпевший».

Вместо реальной борьбы с чиновным произволом мы наблюдаем новый произвол, но уже прокуратуры.

Что же делать при такой правоприменительной практике? У кого найти защиту?

Надо перестать врать.

Надо перестать врать себе, многонациональному народу, главе государства. Назвать масштабы криминальных проявлений в стране и реальные результаты работы по ним соответствующих служб.

Только это и позволит понять истинные причины криминальной ситуации  в стране, что избавит соответствующие службы от неспособных осуществлять такую работу, определит меры, направленные на решение реальных задач, а не выдуманные и  обоснованные  недостоверными данными.

Генеральный прокурор обязан сообщать  многонациональному народу правду о  криминальной ситуации в стране.

Генеральный прокурор обязан правдиво  отчитаться именно за работу своего ведомства.

Генеральный прокурор обязан объяснить народу, почему прокуроры не возражали против  абсурдного обвинение активистов «Гринпис» в пиратстве, когда им в суде избирали на основе такого обвинения меру пресечения, содержание под стражей?

Генеральный прокурор обязан объяснить народу, почему  герой Дагестана по событиям 1999 г. инвалид 1 группы, мэр Махачкалы Саид Амиров, содержится в СИЗО, несмотря на то, что показания на него давали фигуранты уголовного дела, которых пытали под током          http://versia.ru/articles/2013/nov/18/delo_saida_amirova .

Генеральный прокурор обязан объяснить народу, почему пункт 1.4 его Приказ от 2 июня 2011 г. N 162 ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ,    в котором предписывается: «Признав постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, в срок не позднее 24 часов с момента получения таких материалов отменять постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносить мотивированное постановление», не всегда исполняется прокурорами, что ему непосредственно подчинены.

Генеральный прокурор обязан объяснить народу, почему пункт           1.15. его Приказ от 2 июня 2011 г. N 162 ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ,  в котором предписывается:  «На стадии принятия решения по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением, проверять соответствие выводов следователя установленным в ходе расследования обстоятельствам дела, правильность квалификации содеянного, соблюдение уголовно-процессуальных норм при производстве следственных и иных процессуальных действий и подготовке процессуальных документов.    Выносить согласно ч. 3 ст. 88 УПК РФ мотивированное постановление о признании недопустимыми доказательств, полученных с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, и об исключении их из обвинительного заключения. Постановления приобщать к материалам уголовного дела», не всегда исполняется подчинёнными ему прокурорами?

Жить по лжи долго ни у кого не получалось. С  праздником Вас  господа прокуроры!

 
Комментариев нет

Автор: ossin Категория: Прочие заметки

 

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.