RSS
 

Что ещё должно произойти, чтобы пришло осознание беззакония?

13 Мар

СМИ сообщают о том, что дело о госизмене, возбужденное против домохозяйки из Вязьмы Светланы Давыдовой, прекращено за отсутствием состава преступления. http://www.kommersant.ru/doc/2680358 .

Экспертиза, назначенная следствием, не нашла государственной тайны в сведениях, которые передала в посольство Украины жительница Вязьмы Светлана Давыдова.

Фактически эксперты признали, что ее сообщения о возможной переброске российских войск в Донбасс не являются секретными и не представляют угрозы для безопасности РФ.

События, связанные с деяниями С. Давыдовой прямо удостоверяют, что следователь, руководитель следственного органа и прокурор, проигнорировали требования Конституции России (ст. 49) и обязательный для их деятельности порядок судопроизводства, установленный УПК РФ.

Так, прежде чем выносить постановление о привлечении в качестве обвиняемой, следователь обязан был иметь не просто доказательства, а ДОСТАТОЧНЫЕ доказательства, дающие основания для обвинения С. Давыдовой в том преступлении, в котором он решил её обвинить.

Это прямо требует ч. 1 ст. 171 УПК РФ.

Почему, имеющий право отменять незаконные или необоснованные постановления следователя, его руководитель этого не сделал?

Почему надзирающий за расследование уголовных дел, прокурор, не отменил незаконное и необоснованное постановление о возбуждении уголовного дела в отношении С. Давыдовой?

Ответ находим в сложившейся в России правоприменительной практике и полном отсутствии контроля за деятельностью служащих в правоохранительных органах и тем, как судьи  ПОДЧИНЯЮТСЯ требованиям Основного Закона страны.

Несмотря на то, что Конституция России КАЖДОМУ гарантирует судебную защиту от незаконных и необоснованных решений и действий (или бездействия) органов власти и должностных лиц, эти требования Основного Закона страны игнорируются столько, сколько и существует в России Конституция.

Нельзя обжаловать постановление следователя о привлечении в качестве обвиняемого по правилам ст. 125 УПК РФ, которая специально и предусмотрена для обжалования постановления следователя.

Невозможно обжаловать в суде незаконное постановление следователя о привлечении в качестве обвиняемого и при избрании такой меры пресечения, как содержание под стражей или домашним арестом.

Дело С. Давыдовой это наглядно удостоверяет.

Ей избрали в качестве меры пресечения,  содержание под стражей, не проверив самого главного — законность предъявленного обвинения.

Что мешало следователю и его руководителю провести  вначале экспертизу до того, как выносить незаконное постановление о привлечении С. Давыдовой в качестве обвиняемой?

Ещё на стадии возбуждения уголовного дела специалисты могли дать заключение о том, что  «секретных сведений в посольство Украины Светлана Давыдова не передавала».

Ещё до того, как прекратили уголовное преследование  С. Давыдовой,  её арест  был признан незаконным.

А, кто понес за это хоть какое-то наказание?

Почему по этому факту не выступил с разъяснениями, формирующий всю судебную практику России Председатель Верховного Суда В. Лебедев?

Ещё работая судьёй в стране развитого социализма, он не мог не знать, что на разъяснения Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики, судьи мало обращают внимание.

Так происходит и сегодня.

Например, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от  19.12.2013 N 41 "О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и... отмечается:

«Избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допускается только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению.

Обоснованное подозрение предполагает наличие достаточных данных о том, что лицо могло совершить преступление (лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; потерпевший или очевидцы указали на данное лицо как на совершившее преступление; на данном лице или его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления и т.п.).

Проверяя обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению, суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица».

Но кто из судей эти рекомендации исполняет?

Никто!

Поэтому и важны прямые разъяснения В. Лебедева по причинам творимого судебного произвола.

То, что этот произвол продолжается прямо убеждают события, связанные с обвинением Н. Савченко.

Суд, не  входя в обсуждение вопроса о виновности Н. Савченко в предъявленном ей обвинении, ОБЯЗАН был проверить законность и обоснованность постановление следователя о привлечении её в качестве обвиняемой.

Это следует из смысла и содержания постановления Пленума Верховного Суда РФ от  19.12.2013 N 41.

Проверить не наличие достаточных данных о том, что Савченко могла совершить преступление, а НАЛИЧИЕ ДОСТАТОЧНЫХ  ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, которые только и позволяют выносить такое постановление следователю.

Но суд этого не сделал.

Возможно, и потому-что Верховный Суд РФ не разъяснил, как надо поступать в этом случае.

Какой смысл в половинчатых разъяснениях, противодействующих судебному произволу?

Зачем  Верховный Суд РФ, в своих постановлениях говорит только о том, как должен поступать суд при избрании заключения под стражу в отношении подозреваемого, но стыдливо умалчивает, как должен действовать суд, избирая меру пресечения или осуществляя продление срока содержания под стражей, обвиняемому?

Да, в ходе общественной кампании, организованной правозащитниками, было собрано и передано в администрацию президента более 40 тыс. подписей в защиту жительницы Вязьмы.

Да, дело было на особом контроле   уполномоченных по правам человека в РФ Элла Памфилова, депутаты Госдумы и членов президентского совета по правам человека.

И, что?

Их участие и  работа вскрыла причины произвола, творимого на следствии и в судах, назвала конкретных виновников этого злодеяния?

Дело Н. Савченко удостоверяет, что всё осталось по-старому, несмотря на то,  что доказательства алиби Надежды Савченко приобщены к делу и давно изучаются. http://www.echo.msk.ru/blog/ilya_s_novikov/1483188-echo/ .

А могло ли быть иначе в стране, где ежегодно более 9 000 000 пострадавших от преступления не могут получить статус «потерпевший», из-за неправомерных отказов в возбуждении уголовного дела, но рейтинг гаранта Конституции В. Путина находится на уровне 86%?

Кто и куда  плывёт на том корабле, где гребёт «раб на галерах» и  непонятно, кто является капитаном корабля, что зовут — «Россия»?

 
Комментариев нет

Автор: ossin Категория: Прочие заметки

 

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.