RSS
 

При таком правосудии, является ли высшей ценностью человек, его права и свободы?

05 Апр

Свидетельство тому - события, связанные с моим участием в качестве защитника по делу Чащина С.М. и Фаизова Р.Р. Более 130 дней по надуманным основаниям, которые суды не желают проверять, меня не допускают к моим подзащитным, ранее не судимым, имеющим несовершеннолетних детей, известным на Урале спортсменам, более 10 лет осваивающим бизнес, оказывавшим на протяжении мноих лет материальную помощь нуждающимся в этом людям и организациям. Более 4 месяцев они содержатся под стражей на показаниях лица, сотрудничающего со следствием. Не удивлюсь, если за время пребывания в СИЗО Чащина С.М. или Фаизова Р.Р., с помощью мер внутрикамерной разработки,  склонят к оговору себя и иных лиц. Иначе чем же ещё объяснить столь длительный и неправомерный не допуск меня  в дело. О том, как осуществляется правосудие по данному делу, Вы можете ознакомиться, прочитав мою кассационную жалобу, удостоверенную судебными решениями:

К А С С А Ц И О Н Н А Я   Ж А Л О Б А

на действия (бездействие) судей и судебные решения.

(дело № 10−1004)

08 февраля 2013 г. Пресненский районный суд г. Москвы вынес постановление об оставлении без удовлетворения моей жалобы от 26 ноября 2012 г. о признании постановления следователя ГСУ СК России по г. Москве Островидова А.А. от 22.11.2012 г. об отводе меня от участия в уголовном деле № 374210 по защите обвиняемого Чащина С.М. (Приложение 1).

Мной обжаловалось не только решение следователя. Но и его неправомерные действия (бездействие). Однако суд проигнорировал доводы о неправомерных действиях (бездействии) следователя. Поэтому я обратился в суд апелляционной инстанции с просьбой признать бездействие суда по моим доводам о действиях (бездействии) следователя связанные с не допуском меня 21 ноября 2012 г. в качестве защитника Чащина С.М., незаконными. Я также просил суд апелляционной инстанции отменить судебное решение от 08.02.13 г., как незаконное и необоснованное. 18 марта 2013 г. Судебная коллегия по уголовным дела Московского городского суда вынесла апелляционное определение, которым постановление Пресненского районного суда г. Москвы от 08 февраля 2013 г. по моей жалобе, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, — оставила без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения. При этом коллегия оставила без ответа мою просьбу признать и действия (бездействие) следователя незаконными и необоснованными (Приложение 2).

Судебные решения были приняты с нарушением требований Конституции РФ (ст. 2, 15, 18, 19, 45, 46, 48, 50, 120), а также существенными нарушениями норм уголовно-процессуального закона (ст. 1, 6, 7, 15,17, 19,47, 49, 50, 61−64, 69, 72, 74, 75, 86, 87, 90, 91, 92, 119−122, 125, 271, 389−13, 389−19 УПК РФ). Поэтому эти решения считаю незаконными и необоснованными по следующим основаниям. Постановление судьи Долгополова Д.В. от 08 февраля 2013 г. вынесено с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, а именно:

1.Решение вынесено незаконным составом суда с нарушением требований ст. 30, 61−65, п. ч. 2 ст. 389−17 УПК РФ. 30 ноября 2012 г. судья Долгополов Д.В. уже рассматривал мою жалобу от 26 ноября 2012 г. на действия (бездействие) и решения следователя Островидова А.А. и своим решением неправомерно вернул её мне для устранения недостатков (Приложение 3).

Это неправосудное решение я обжаловал, как незаконное и необоснованное. Судебная коллегия согласилась с моими доводами и 16 января 2013 г. постановление Пресненского районного суда г. Москвы от 30 ноября 2012 г. о возвращении мне жалобы, отменила, направив материалы в тот же суд на новое судебное рассмотрение (Приложение 4).

В этой связи судья Долгополов Д.В. не вправе был вновь принимать дело к своему производству, так как ст. 63 УПК РФ чётко и однозначно предписывает: «Судья, принимавший участие в рассмотрении дела в суде первой инстанции, не может участвовать в новом рассмотрении дела в суде первой инстанции в случае отмены вынесенного с его участием постановления». Повторное участие одного и того же судьи в рассмотрении одной и той же жалобы на одни и те же действия (бездействие) и решения следователя после отмены вышестоящей судебной инстанцией первоначально вынесенного судебного решения не согласуется, как это следует из Постановления КС РФ от 28.11.1996 г. № 19-П « По делу о проверке конституционности статьи 418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края», с объективностью и беспристрастностью суда и противоречит конституционным положениям о независимом судебном контроле за обеспечением прав граждан в уголовном судопроизводстве, закреплённом в ст. 18, 46 и 120 Конституции РФ, согласно которым права и свободы человека и гражданина обеспечиваются правосудием и каждому гарантируется их защита независимым судом.

На основании п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и п.1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, провозгласивших право каждого на компетентный, независимый и беспристрастный суд, а также по смыслу ч. 1 ст. 63 УПК РФ судья не может участвовать в повторном рассмотрении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ в случае отмены первоначально состоявшегося решения по жалобе, вынесенного с его участием. Однако все эти законодательные требования судья Долгополов Д.В. проигнорировал.

Кроме того, Верховный Суд РФ и Конституционный Суд РФ в своих рекомендациях и решениях неоднократно отмечали, что ст. 61−65 УПК РФ направлены на обеспечение объективности и беспристрастности тех участников судопроизводства, которые управомочены в рамках уголовного процесса принимать общеобязательные решения или от которых существенным образом зависят те или иные решения либо их проверка.

Так, ст. 61 УПК РФ, в которой перечислены обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу судьи, не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, могущих свидетельствовать о личной, прямой или косвенной заинтересованности судьи в исходе дела, и тем самым допускает возможность заявления судье отвода в связи с выявлением в ходе судебного разбирательства фактов, свидетельствующих о предвзятости и необъективности, проявившихся в тех или иных его действиях и решениях по делу. Ни указанные законоположения, ни положения ст. 64 и 65 УПК РФ, как отмечал Конституционный Суд РФ, не освобождают суд от обязанности принять решение по существу заявленного судье отвода и обосновать его ссылками на конкретные обстоятельства дела (Определение от 25 января 2005 г. № 46−0). Поскольку судья Долгополов Д.В. проигнорировал требования ст. 62 УПК РФ и не устранился от участия в производстве по уголовному делу, я вынужден был заявить ему отвод.

В заявлении об отводе судье я указал, что согласно требований ч. 1 ст. 63 УПК РФ судья, принимавший участие в рассмотрении дела в суде первой инстанции не может участвовать в новом рассмотрении дела в суде первой инстанции в случае отмены вынесенного с его участием решения. 30 ноября 2012 г. моя жалоба на незаконные и необоснованные действия и решения следователя А. Островидова, была рассмотрена судьёй Долгополовым Д.В. с грубейшим нарушением требований порядка уголовного судопроизводства и положений ст. 125 УПК РФ. Такое решение судьи было мною обжаловано, и 16 января 2013 г. Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда определила: постановление Пресненского районного суда г. Москвы от 30 ноября 2012 г. о возвращении адвокату Осину В.В. его жалобы — отменить и материал направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение.

Кроме того, в заявлении об отводе судьи я указал на то, что пытаясь противодействовать незаконным действиям (бездействию) и решениям судьи, исполняя требования ст. 1 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» об обеспечении доступа к правосудию, я обратился не только в кассационную инстанцию, но и к председателю Московского городского суда О.А. Егоровой, изложив ей суть, допущенных нарушений по моей жалобе и просил принять меры к нарушителю. Я также вынужден был обратиться в квалификационную коллегию судей г. Москвы, с просьбой принятия дисциплинарных мер к судье Долгополову Д.В. за неподчинение его требованиям Конституции РФ и УПК РФ, что удостоверено кассационным определением Судебной коллегией Московского городского суда г. Москвы от 16.01.13 г. В заявлении об отводе судье я утверждал, что, вынуждено предпринятые мною действия в защиту прав Чащина С.М. могут иметь для судьи Долгополова Д.В. неблагоприятные личные последствия, отрицательно повлиять на его дальнейшую профессиональную деятельность. А это значит, что судья Долгополов Д.В. не может объективно и непредвзято рассматривать уголовное дело.

Названные обстоятельства вызывают серьезные сомнения в беспристрастности судьи, поскольку в сложившейся ситуации он лично и прямо заинтересован в исходе дела. Судья вынес постановление, которым никак не опроверг доводы, изложенные в моём заявлении о его отводе.

Тем самым судья проигнорировал правовую позицию Конституционного Суда РФ, высказанную им в определении от 25 января 2005 г. № 42− О, что ст. 7, 125, УПК РФ не допускают отказа судов и иных правоприменительных органов, а также должностных лиц от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб участников уголовного судопроизводства, как и произвольное отклонение или игнорирование доводов заявлений и ходатайства, без приведения фактических и правовых мотивов отказа в их удовлетворении. В силу ст. 6 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» выявленный в указанном Определении Конституционного Суда РФ конституционно-правовой смысл положений ст. 7, 125 УПК РФ является общеобязательным, что исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

Такие действия (бездействие) судьи по моему заявлению о его отводе не могли не повлиять на исход дела и принятое им решение по моей жалобе.

2. Судья не исполнил требования ст.1, 7, 15, 17, 87, 88, 90, 125 УПК РФ о проверке законности и обоснованности действий (бездействия) и решения следователя. Так, следователь в своём постановлении утверждает, что в ходе судебного разбирательства подсудимый Лесняков Д.В., несмотря на непризнание своей вины, давал показания, в том числе подтверждающие обвинение, предъявленное Чащину С.М., которые в настоящее время приобщены в качестве доказательств обвинения по уголовному делу № 374210.

При этом следователь утверждает, что показания Леснякова Д.В. объективно противоречат позиции и интересам обвиняемого Чащина С.М., который в настоящее время от дачи показаний отказывается и свою вину не признаёт. В своей жалобе я обосновал доказательствами, что суждения следователя о том, что в ходе судебного разбирательства по делу подсудимый Лесняков Д.В. давал показания, подтверждающие обвинение, предъявленное Чащину С.М., не соответствуют действительности.

Я принимал участие в качестве защитника Леснякова Д.В., и в ходе судебного заседания осуществлял аудиозапись, предупреждая об этом председательствующего и участников процесса.

Кроме того, мной получены заверенные судом копии судебных заседаний. Анализ названных документов удостоверяет, что Лесняков Д.В., не давал показаний, подтверждающих обвинение, предъявленное Чащину С.М. Это удостоверяют и протоколы судебных заседаний, что представил суду сам следователь (л. д. 110−147). Во время судебного разбирательства по делу не было никаких оснований допрашивать Леснякова Д.В. о каких-либо деяниях, совершенных Чащиным С.М. Судебное разбирательство по делу проходило с участием присяжных заседателей и проводилось только в отношении обвиняемого Леснякова Д.В. и лишь по предъявленному ему обвинению. Поэтому ни у стороны защиты, ни у стороны обвинения не было никаких законных оснований допрашивать Леснякова Д.В. по обвинению Чащина С.М., в каком-либо преступлении. На момент допроса в суде Леснякова Д.В. Чащин С.М. ни от кого не скрывался, и ему никто и никакого обвинения не предъявлял. Поэтому я ходатайствовал перед судом об исследовании протоколов судебных заседаний по делу Леснякова Д.В. для того, чтобы сопоставить записи в протоколе с записями следователя в постановлении о моём отводе для того, чтобы удостовериться в достоверности или ложности того, что записал следователь в обоснование моего отвода. Выполнить такие действия судья мог только исполнив требования ст. 87, 88 и 125 УПК РФ.

Однако судья проигнорировал эти требования закона. Судья посчитал, что проверять правильность вывода следователя о наличии противоречий в интересах обвиняемых Чащина С.М. и Леснякова Д.В., суд не вправе. Именно такие суждения судья изложил в своём постановлении от 08 февраля 2013 г. (Приложение 1).

Тем самым судья Долгополов Д.В. открыто проявил своё неподчинение требованиям Конституции РФ и УПК РФ, которые обязывали судью проверить законность и обоснованность решения следователя о моём отводе. Но этим не исчерпываются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. В постановлении следователя также утверждается, что «интересы обвиняемого Чащина С.М. противоречат интересам обвиняемых Леснякова Д.В., Завьялова Д.А., Фреера С.Н. и Кузьменко И.В.». В своей жалобе на действия (бездействие) и решения следователя я указывал на то, что следователь Островидов А.А. пытался меня по этому же делу № 374210 не допустить в качестве защитника к обвиняемым Завьялову Д.А., Фрееру С.Н. и Кузьменку И.В., обосновывая это тем, что их позиция может противоречить позиции Леснякова Д.В. Это абсурдное решение следователя я обжаловал и 18 мая 2011 г. Пресненский районный суд г. Москвы вынес постановление, в котором указал, что «Поскольку позиция обвиняемых в настоящее время неизвестна, то вывод следствия о том, что их позиция может противоречить позиции Леснякова Д.В. является надуманными предположениями, на которые суд не может основывать свою позицию». При этом суд указал, что «Полномочия адвоката Осина В.В. оформлены надлежащим образом, что свидетельствует о том, что действия (бездействие) и решения следователя по особо важным делам…являются незаконными и необоснованными и нарушают право Завьялова Д.А., Фреера С.Н. и Кузьменко И.В. на защиту» (Приложение 5).

В соответствии с положениями ст. 90 УПК РФ, обстоятельства, установленные, вступившим в законную силу решением суда, признаются судом без дополнительной проверки. Таким образом, вступившим в законную силу постановлением суда от 18 мая 2011 г. установлено, что интересы обвиняемого Чащина С.М. не могут противоречить интересам обвиняемых Завьялова Д.А., Фреера С.Н. и Кузьменко И.В., поскольку позиция обвиняемых в настоящее время неизвестна, то вывод следствия о том, что их позиция может противоречить позиции Леснякова Д.В. и Чащина С.М. является надуманными предположениями, на которые суд не может основывать свою позицию (Приложение 5).

Отказавшись фактически проверить законность и обоснованность действий (бездействия) и решений следователя, судья Долгополов Д.В. в своём постановлении от 08.02.13 г. утверждает, что «Постановление следователя об отводе адвоката Осина мотивировано, и обстоятельства послужившие для отвода адвоката, в данном постановлении отражены и соответствуют ст. 72 УПК РФ, а также ч. 6 ст. 49 УПК РФ». Да, но при этом судья игнорирует то, что отражённое в постановлении следователя не подтверждают материалы дела, а также показания самого следователя, данные им в суде. Так, в суде следователь заявил: что в протоколах судебного заседания по делу Леснякова Д.В. фамилия Чащина С.М. ни разу не упоминается (Протокол судебного заседания от 08.02.13 г. по делу № 3/10−22/13 л. д. 207). Казалось, что истина восторжествует, коли сам следователь признал, что во время судебного разбирательства по делу Леснякова Д.В. фамилия Чащин даже не упоминалась. Следовательно, никакие показания, данные Лесняковым во время судебного разбирательства, нельзя даже толковать, как «подтверждающие обвинение, предъявленное Чащину С.М.»

Но судья, игнорируя и эти показания следователя, в своём решении от 08.02.13 г. неправомерно утверждает, что «в рамках данного уголовного дела интересы Чащина С.М. противоречат интересам Леснякова Д.В.». Более того, отказавшись исполнить требования ст. 1, 7, 15, 17,19 87, 88, 90, 125 УПК РФ о проверке законности и обоснованности действий (бездействия) и того, что изложено в постановлении следователя о моём отводе, судья утверждает, что « интересы Чащина С.М. противоречат интересам Леснякова Д.В., который давал показания, в том числе и подтверждающие обвинение, предъявленное Чащину С.М."

Как же можно такое утверждать, если суд не стал проводить проверку того, что изложено в постановлении следователя о моём отводе и представленными суду самим следователем материалами дела? (л. д. 110−147). Тем самым, доказывается, что выводы суда о наличии противоречий в интересах обвиняемого Чащина С.М. и Леснякова Д.В. являются надуманными предположениями следователя и судьи, отказавшегося исполнить требования ст. 1, 7, 15, 17, 19, 87, 88, 90, 125 УПК РФ о проверке законности и обоснованности действий (бездействия) и того, что изложено в постановлении следователя о моём отводе.

Но и этим не исчерпываются домыслы и предположения судьи Долгополова Д.В., изложенные в его постановлении от 08.02.13 г. Так, судья в постановлении указывает, ч то «отвод адвоката Осина В.В. при изложенных выше обстоятельствах не повлек за собой нарушение гарантированного обвиняемому Чащину С.М. права на защиту и не лишил его (в связи с наличием иных защитников по соглашению) возможности на получение в ходе предварительного следствия квалифицированной правовой помощи» (Приложение 1).

Такие суждения судьи ещё раз свидетельствуют о его игнорировании требований Конституции и обязанности исполнять порядок уголовного судопроизводства, установленный УКП РФ. Дают основания полагать о намеренном их нарушении. Статья 7 УПК РФ устанавливает, что постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Обоснованным решением признаётся лишь тогда, когда имеются законные фактические основания. В материалах дела нет данных, подтверждающих то, что изложено в постановлении следователя.

Это понимает и судья, поэтому и отказывается исследовать фактические данные удостоверяющие неверность того, что изложено в постановлении следователя о моём отводе. Статья 17 УПК РФ устанавливает, что судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств».

Но именно имеющуюся в деле совокупность доказательств, свидетельствующих о ложных суждениях следователя в постановлении о моём отводе, судья и не желает оценивать. Поэтому он не может не понимать, что принимает по делу произвольное, необоснованное решение об отказе в удовлетворении моей жалобы на следователя. Материалы дела № 3/10−427/2012 содержат следующие документы, представленные самим следователем: Протокол задержания Чащина С.М. от 21.11.12 г. в 16час. 35 мин. (л. д. 50 −52); Протокол допроса Чащина С.М. от 21.11.12 г. с участием назначенного ему следователем адвоката Николаева С.В. в 16 час. 55мин. (л. д. 53−55); Постановление о привлечении в качестве обвиняемого от 21.11.12 г., объявленное Чащину С.М. в 18 час. с участием назначенного следователем адвоката Николаева С.В.( л. д. 84−85); Протокол допроса Чащина С.М. от 21.11.12 г. в качестве обвиняемого в 18 час. 05 мин. (л. д. 87−90); Уведомление следователя от 21.11.12 г. на моё ходатайство о допуске к делу Чащина С.М. и копию ордера (л. д. 91, 92, 93).

Таким образом, документально подтверждено, что Чащин С.М. 21.11.12 г. заявил следователю о том, что желает, чтобы его защиту осуществлял я. В этот же день я письменно уведомил следователя о том, что являюсь защитником Чащина С.М. 21.11.12 г. следователь письменно уведомляет меня о том, что знает о желании Чащина С.М... но ничего мне о моём отводе не заявляет. Материалами дела доказывается, что в это время следователь в спешном порядке, пригласив по своему назначению адвоката Николаева, нарушив требования ст. 1, 14, 16, 46, 47, 49, 50, 51 УПК РФ, проводит следственные действия с участием Чащина С.М. В 16 час. 35 мин. следователь задерживает Чащина С.М. и тот просит об обеспечении моего участия в деле. Об этом имеется письменная запись в протоколе задержания Чащина С.М. (л. д. 50−52). Игнорируя его просьбу, уже в 16 час. 55 мин. следователь допрашивает его с ранее назначенным им адвокатом Николаевым.

При этом никакого решения о моём отводе Чащину С.М. даже не сообщается. В 18 час., всё с тем же адвокатом Николаевым, Чащину предъявляют обвинение и уже в 18 час. 05 мин. Чащина при участии адвоката Николаева допрашивают в качестве обвиняемого. Игнорируя все эти доказательства, судья в своём постановлении от 08.02.13 г. утверждает, что «отвод адвоката Осина В.В. при изложенных выше обстоятельствах не повлек за собой нарушение гарантированного обвиняемому Чащину С.М. права на защиту и не лишил его (в связи с наличием иных защитников по соглашению) возможности на получение в ходе предварительного следствия квалифицированной правовой помощи». При этом судья явно игнорируется тот факт, что защиту Чащина С.М. во время задержания, допросов и предъявления обвинения, осуществлял не защитник по соглашению, а защитник, которого следователь заранее сам пригласил для участия в этих следственных действиях.

Тем самым Чащин С.М. был неправомерно лишён возможности воспользоваться гарантированным Конституцией РФ (ст. 48) правом на получение квалифицированной юридической помощи, избранным им адвокатом. Этим незаконным действиям (бездействию) следователя судья в своём решении вообще не дал никакой оценки, несмотря на то, что я просил его письменно проверить правомерность таких действий следователя. Изложенное прямо свидетельствует о том, что отвод судье был законным о обоснованным. Все предположения в беспристрастности судьи, его личной заинтересованности в исходе дела, стали реальностью, а вынесенное им постановление от 08 февраля 2013 г. прямо свидетельствует об этом.

Казалось, что столь явные и грубые нарушения требований Конституции РФ и порядка уголовного судопроизводства, позволят суду апелляционной инстанции легко отменить незаконное и необоснованное решение судьи Долгополова Д.В. от 08.02.13 г. Однако этого не случилось. 18 марта 2013 г. Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда определила: Постановление пресненского районного суда г. Москвы от 08 февраля 2013 г. по жалобе адвоката Осина В.В., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ — оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Своё решение судебная коллегия мотивировала тем, что «у органа предварительного следствия имелись достаточные основания полагать, что ранее осужденный Лесняков, который в настоящее время также привлечён к уголовной ответственности, и обвиняемый Чащин, участвовали в одной и той же вооружённой банде» (Приложение 2). Только эти суждения дают все основания для признания такого решения суда апелляционной инстанции незаконным и необоснованным, поскольку ч.6 ст. 49 и п.3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ в качестве оснований не участия защитника в производстве по уголовному делу называют: — интересы одного из обвиняемых противоречат интересам другого; — оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого. Перечень этих оснований для отвода защитника ЯВЛЯЕТСЯ ИСЧЕРПЫВАЮЩИМ. При этом должно быть ДОКАЗАНО, а не ПРЕДПОЛОЖЕНО, что интересы одного обвиняемого, противоречат интересам другого. Никакие предположения о противоречии интересов одного обвиняемого, интересам другого ст. 49 и 72 УПК РФ даже не ДОПУСКАЮТ.

Более того, даже следователь в своём постановлении о моём отводе не допускает никаких предположений о противоречии интересов Леснякова Д.В. интересам Чащина С.М. Не решился на такие предположения и судья Долгополов Д.В. Он понимал, что если начнёт проверять решение следователя о моём отводе совокупностью доказательств, предъявленных самим следователем, то станет ясно, что вывод следствия о том, что позиция Чащина С.М. может противоречить позиции Леснякова Д.В. является надуманными предположениями, на которые суд не может основывать свою позицию. Именно так поступил 18 мая 2011 г. Пресненский районный суд г. Москвы, исследовав постановление следователя и материалы, суд вынес постановление, удовлетворив мою жалобу о незаконных действиях (бездействии) и решении следователя о моём отводе.

В постановлении суд указал, что «Поскольку позиция обвиняемых в настоящее время неизвестна, то вывод следствия о том, что их позиция может противоречить позиции Леснякова Д.В. является надуманными предположениями, на которые суд не может основывать свою позицию». «Полномочия адвоката Осина В.В. оформлены надлежащим образом, что свидетельствует о том, что действия (бездействие) и решения следователя по особо важным делам…являются незаконными и необоснованными». (Приложение 5).

Таким образом, судьи районного суда понимали, что в соответствии с положениями ст. 49 Конституции РФ и ч. 4 ст. 14 УПК РФ решение суда не может быть ОСНОВАНО на ПРЕДПОЛОЖЕНИЯХ.

Но судьи апелляционной инстанции, обязанные в соответствии с положениями ч. 4 ст. 389−13 УПК РФ, проверить ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, подтверждающие или опровергающие доводы, приведенные в апелляционной жалобе, этого не сделали. Более того, своё решение они обосновали своими надуманными предположениями. Они неправомерно утверждают, что «суд правомерно сделал вывод о том, что его (Леснякова) интересы могут противоречить интересам других обвиняемых, в том числе Чащина» (Приложение 2).

Но такого вывода нет в постановлении судьи Долгополова Д.В. от 08 февраля 2013 г. (Приложение 1). Апелляционное определение от 18 марта 2013 г. считаю незаконным, оно вынесено с существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона, что не могло не повлиять на исход дела. Решение вынесено незаконным составом суда с нарушением требований ст. 30, 61−65, п. ч. 2 ст. 389−17 УПК РФ. Председательствующему судебной коллегии Пронякину Д.А. я заявил обоснованный письменный отвод. В заявлении об отводе я указал, что согласно ч. 2 ст. 61 УПК РФ судья не может участвовать в рассмотрении дела, если имеются иные обстоятельства, дающие основания полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного дела.

Такими иными обстоятельствами я полагал, являются действия (бездействие) и решения судьи судебной коллегии принятые с участием судьи Пронякина Д.А. 15 февраля 2013 г. по моей апелляционной жалобе в интересах Чащина С.М. А именно:

1. Лишение меня возможности ознакомиться с материалами дела до судебного заседания. На просьбу ознакомиться с материалами дела Чащина С.М., судья судебной коллегии ответил мне безмотивным отказом.

2. Неправомерный безмотивный отвод меня в 15.02.13 г. в качестве защитника Чащина С.М. Часть 4 ст. 49 УПК РФ устанавливает, — адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Эти требования закона были мною полностью выполнены. Ордер был выписан именно в Московский городской суд. Во время судебного заседания сторона обвинения никаких ходатайств и заявлений об обстоятельствах, исключающих моё участие в производстве по уголовному делу в качестве защитника, не сделала. А, в соответствии с положениями ст. 61,62,69,72 УПК РФ, только сторона обвинения могла сделать такое заявления. Из смысла ст. 6,8,11,15,29,62,69,72,243,244,246,248 УПК РФ следует, что судья не наделен правом заявления отвода кому-либо из участников процесса. Судья может только рассмотреть заявление об отводе и принять решение по заявлению об отводе кого-либо из участников процесса, включая и заявление об отводе судье. Все эти требования УПК РФ были проигнорированы судьёй.

3. Неправомерный отказ рассмотреть находящиеся в производстве суда мои апелляционные жалобы. Без какого-либо обсуждения 15.02.13 г. моя апелляционная жалоба в интересах Чащина С.М. на незаконные и необоснованные действия (бездействие) и решения судьи Долгополова Д.В., не была рассмотрена. В результате чего было нарушено гарантированное Конституцией РФ (ст.45 и 46) право на судебную защиту от незаконных и необоснованных действий (бездействия) и решений судьи, затруднен доступ к правосудию.

4. Игнорирование порядка судопроизводства по рассмотрению апелляционной жалобы. Во время рассмотрения моей апелляционной жалобы в интересах Чащина С.М. судебная коллегия не исполнила обязательный для неё порядок рассмотрения моей апелляционной жалобы, установленный ст. 389−13 УПК РФ.

5. Лишения меня права обжаловать судебное решение в той части, в которой судебное решение затрагивало мои законные интересы. Оставляя без рассмотрения мою апелляционную жалобу по существу, суд, апелляционной инстанции, проигнорировал указания ст. 389−1 УПК РФ, что обжаловать решение суда можно в той части, в которой обжалуемое судебное решение затрагивает мои права и законные интересы. Суд проигнорировал и указания ст. 389−2 УПК РФ о том, что обжалованию подлежат «судебные решения, затрагивающие права граждан на доступ к правосудию и на рассмотрение дела в разумные сроки».

Такие действия (бездействие) и решения суда апелляционной инстанции не соответствует требованиям Конституции РВ, общему порядку уголовного судопроизводства, и положениям, изложенным в главе 45−1 УПК РФ. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Часть 2 ст. 46 Конституции устанавливает, что «Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти… и должностных лиц могут быть обжалованы в суде». Но суд апелляционной инстанции отказался рассматривать мою жалобу и лишил меня этого, гарантированного Конституцией РФ права на судебную защиту. Положения Конституции РФ имеют высшую юридическую силу, прямое действие. Если органы государственной власти и должностные лица обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы (ст.15 Конституции РФ), то статья 120 Конституции РФ прямо обязывает судью «подчиняться только Конституции РФ и федеральному закону». Суд апелляционной инстанции проигнорировал и эти конституционные требования.

В результате такой правоприменительной практики я лишен возможности ознакомиться с материалами дел и получить копии протоколов судебных заседаний от 13 и 15 февраля, а также 18 января 2013 г. (л. д.240).

Пытаясь противодействовать незаконным действиям (бездействию) и решениям судебной коллегии, исполняя требования ст. 1 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» об обеспечении доступа к правосудию, я обратился к председателю Московского городского суда О.А. Егоровой, изложив суть, допущенных нарушений по моему участию в судебном заседании и по моей жалобе. Просил принять меры к их устранению. Такое же обращение я направил гаранту Конституции РФ, прав и свобод человека гражданина В. Путину, который в соответствии с положениями ст. 83 Конституции РФ, формирует состав исполнителей судебной власти, присваивая им статус «судья» (л. д. 241). 12 марта 2013 г. № А26−18−26183371 Управление Президента РФ уведомило меня о том, что моё обращение направлено в Квалификационную коллегию судей г. Москвы в соответствии с компетенцией по разрешению поставленных в нём вопросов (л. д. 242).

Таким образом, вынуждено предпринятые мною действия в защиту прав Чащина С.М., могут иметь для судьи судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда Пронякина Д.А. неблагоприятные личные последствия, отрицательно повлиять на его дальнейшую профессиональную деятельность. А это значит, что судья не может объективно и непредвзято рассматривать мою апелляционную жалобу в отношении Чащина С.М. Названные обстоятельства вызывают серьезные сомнения в беспристрастности судий, поскольку в сложившейся ситуации они лично и прямо заинтересованы в исходе дела. Участвующий в деле прокурор Мусолина Е.А. просила отказать в отводе, но никаких доводов, почему это надо сделать, не привел (л. д. 247). Моё заявление об отводе председательствующему судье Пронякину Д.А. было отклонено. Однако в апелляционном определении не приведено никаких данных, опровергающих мои доводы об отводе судьи (л. д. 253).

Такое определение нельзя считать законным и обоснованным, оно составлено без учёта требований ст.1, 7 УПК РФ, а также правовой позиции Конституционного Суда РФ. Так, в определении КС от 25 января 2005 г. № 42− О, указывается, что ст. 7, 125, УПК РФ не допускают отказа судов от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб участников уголовного судопроизводства, как и произвольное отклонение или игнорирование доводов заявлений и ходатайства, без приведения фактических и правовых мотивов отказа в их удовлетворении. 2. Порядок рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, установленный в ст. 389−13 УПК РФ судом не соблюдался. Часть 4 ст. 389−13 УПК РФ предписывает, что после доклада и выступления сторон, суд ПЕРЕХОДИТ к ПРОВЕРКЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ. Это собственно то, ради чего и были созданы апелляционные суды.

Проверить доказательства, положенные в основу решения районного суда. Именно это и должен сделать суд, проверяя в соответствии с требованиями ст. 389−9 УПК РФ законность и обоснованность решения суда первой инстанции, проверяя доводы, приведенных в апелляционной жалобе. Только исполнив это требование закона суд может утверждать, что доводы жалобы несостоятельны, а постановление суда является законным и обоснованным. Но председательствующий Пронякин Д.А. этого не делает. Он ставит на обсуждение вопрос об исследовании материалов, которые были исследованы судом первой инстанции (л. д. 249). Но этого суд апелляционной инстанции делать не вправе. Часть 7 ст. 389−13 УПК РФ позволяет суду истребовать согласие сторон на рассмотрение апелляционной жалобы БЕЗ ПРОВЕРКИ доказательств, которые были исследованы судом первой инстанции. Поэтому я напомнил судье о том, что надо проверить доказательства, которые есть в материалах дела, а также дополнительные материалы, подтверждающие мои доводы, приведенные в апелляционной жалобе (л. д. 249). Своё письменное ходатайство об исследовании доказательств я передал суду (л. д. 243−245). В нём также была просьба признать незаконным и необоснованным постановление судьи Долгополова Д.В. от 08.02 13 г. об отказе в удовлетворении моего ходатайства об отводе председательствующего (л. д. 245). Председательствующий стал мне разъяснять, что ходатайство о признании постановления суда об отводе не может быть рассмотрено в настоящем судебном заседании, что постановление об отводе не может быть обжаловано в вышестоящий суд. Эти суждения судьи записаны в протоколе судебного заседания по делу № 10−1004 (л. д. 249). Считаю, что эти суждения судьи Пронякина Д.А. удостоверяют законность и обоснованность, заявленного ему отвода. Прежде всего, ст. 46 Конституции РФ гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод, а также обжалование в суде решений и действий (или бездействие) органов государственной сласти и должностных лиц. Согласно положений ст. 123 УПК РФ действия (бездействие) и решение суда могут быть обжалованы в установленном УПК РФ порядке участником уголовного судопроизводства.

В соответствии с положениями ст. 389−9 УПК РФ, предметом судебного разбирательства в апелляционном порядке является проверка законности и обоснованности решения суда первой инстанции. В соответствии с положениями ст. 389−19 УПК РФ, при рассмотрении дела в апелляционном порядке суд не связан доводами апелляционной жалобы и вправе проверить производство по делу в ПОЛНОМ ОБЪЁМЕ. Как же, при таких законодательных требованиях, можно утверждать, что ходатайство о признании постановления суда об отводе не может быть рассмотрено в настоящем судебном заседании, что постановление об отводе не может быть обжаловано в вышестоящий суд? В протоколе судебного заседания записано, что в судебном заседании оглашаются и исследуются… Это не соответствует действительности. Фактически были согласованы в суде данные, изложенные в моём письменном ходатайстве с материалами дела. И всё. Никакого оглашения названных документов не было, тем более их исследования. Мной, в соответствии с требованиями ст.241 УПК РФ осуществлялась звукозапись судебного заседания, и этот факт удостоверен.

Кроме того, в протоколе судебного заседания указано: судебное заседание начато в 11 час. (л. д. 246), а закончено в 11 час. 45 мин. (л. д. 262). Любой эксперимент докажет, что материалы (л. д. 249−250), перечисленные в протоколе судебного заседания, как оглашенные, невозможно за 30 мин. огласить, тем более, исследовать, руководствуюсь требованиями ст. 87 и 88 УПК РФ. Именно поэтому мне пришлось в прениях давать оценку доказательствам, которые суд обязан был ПРОВЕРИТЬ (л. д. 250−251)., но не сделал этого.

Кроме того, я дважды ходатайствовал перед судом об исследовании доказательств, которые не были исследованы судом первой инстанции, а именно: протоколов судебных заседаний по делу Леснякова Д.В., полученных мною в суде, на 1037 листах (л. д. 246, 250). Суд принял решение: отказать в ходатайстве об исследовании дополнительного протокола Московского городского суда по делу в отношении Леснякова и Задкова, поскольку при данном рассмотрении жалобы, представленный протокол не имеет отношение к делу (л. д. 250).

Вот так, в постановлении о моём отводе следователь именно ссылается на то, что во время судебных заседаний Лесняков давал показания, в том числе подтверждающие обвинение, предъявленное Чащину, которые в настоящее время приобщены в качестве доказательств обвинения (л. д. 97−98), а удостовериться в том, соответствуют ли эти утверждения сведениям, содержащимся в протоколе судебного заседания по делу Леснякова и тем материала, что представил суду следователь, судебная коллегия отказалась, посчитав, что протокол, в котором и содержатся все показания Леснякова, НЕ ИМЕТ ОТНОШЕНИЕ К ДЕЛУ.

Такие действия и решения суда нельзя считать правосудными. Мои доводы о незаконных действиях (бездействие) следователя Островидова А. судьи проигнорировали. Они никакого значения не придали тому, что с 21 ноября 2012 г. я имел все полномочия на защиту Чащина С.М. Именно с этого времени следователь достоверно знал об том, лишая Чащина С.М. на получение квалифицированной помощи избранным им защитником. Об этом ни слова в их определении, а в соответствии с требованиями ст. 1. 6.7. 14, 15,17,87.88, 125 и 389−19 УПК РФ, они обязаны были проверить законность не только принятого следователем решения, но и законность его действий (бездействие).

Руководствуясь ст. ст. 2, 15, 18, 21,34, 45, 46, 48 и 49 Конституции РФ и ст. 1, 6, 10, 15,47,49,51, 53, 119−122, 123− 125, 127, Главой 47−1 УПК РФ, где в соответствии с положениями ст. 401− 16 УПК РФ, суд кассационной инстанции не связан доводами кассационной жалобы и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объёме,

П Р О Ш У:

1. Признать действия (бездействие) судьи Пресненского районного суда г. Москвы Долгополова Д.В., связанные с не рассмотрением моих ходатайств об исследовании постановления следователя от 22 ноября 2012 г. о моём отводе, на предмет достоверности содержащихся в нём сведений, незаконными и необоснованными.

2. Постановление Пресненского районного суда г. Москвы от 08 февраля 2013 г. об отказе удовлетворить заявленный отвод судье Долгополову Д.В. — отменить.

3. Постановление Пресненского районного суда г. Москвы от 08 февраля 2013 г. об оставлении без удовлетворения моей жалобы на следователя ГСУ СК России по г. Москве Островидова А.А. — отменить.

4. Апелляционное определение от 18 марта 2013 г. об оставлении без удовлетворения моего заявления об отводе председательствующего Пронякина Д.А. — отменить.

5. Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 18 марта 2013 г. об оставлении апелляционной жалобы без удовлетворения — отменить.

Приложения:

1. Копия постановления судьи Долгополова Д.В. от 08.02. 2013 г.

2. Копия апелляционного определения от 18 марта 2013 г.

3. Копия постановления судьи Долгополова Д.А. от 30 ноября 2013 г.

4. Копия кассационного определения от 16.01.13 г.

5. Копия постановления об удовлетворении жалобы от 18.05.11 г.

6. Ордер № 285 от 12 марта 2013 г.

«05» апреля 2013 г. В. Осин

 
Комментариев нет

Автор: ossin Категория: Прочие заметки

 

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.